(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Шаг за шагом нас вел Господь. Интервью с Агатой Русак.

Журнал EMCAPP  № 1 2012 год

Интервью с Агатой Русак о зарождении Ассоциации христианских психологов в Польше.

Беседовала Анна Рудецка 

 Агата Русак, Польша. Психолог, психотерапевт и супервизор Ассоциации христианских психологов. Принимала активное участие в создании этой организации. В 1998-1999 годах была председателем Главного Совета. Позже в течение многих лет работала секретарем, а также редактором Вестника АХП. В данный момент является главным управляющим Центра психологического здоровья Ассоциации христианских психологов и благотворительной организации «Каритас» на улице Беднарска в Варшаве. Ведет группу личного терапевтического опыта на Курсе психотерапии. Имеет опыт терапевтической работы с духовенством, а также с женщинами перенесшими аборт.

 Недавно вы отметили пятнадцатую годовщину основания Ассоциации христианских психологов в Польше. Как все начиналось?

Не иначе как по вдохновению Святого Духа идея создания пришла нескольким людям одновременно. Они работали в светских организациях и желали объединить свою работу с духовным развитием и применить концепцию христианской антропологии к психологическому развитию личности. Эти люди не могли принять узкое видение человеческого бытия, с которым они сталкивались в своих организациях, и искали пути заниматься психологической практикой в согласии с Божьей волей. Среди основателей были и католики, и протестанты, но в совместной молитве они поняли, что Ассоциация должна стать общим делом.

Первые встречи проходили в частных домах, в них принимали участие всего несколько человек. Я попала лишь на третью встречу, так как  еще не жила тогда в Варшаве. Мы делились нашим личным и профессиональным опытом, историями нашего обращения в веру, нашими желаниями и идеями о необходимости объединения психологии и духовности.

 Что привлекло лично Вас в этих встречах?

Эта близость науки и веры. Когда я училась, у нас читал лекции Ромек Яворский, и на одном из занятий мы говорили именно об этом. Он сказал, что мечтает о создании подобной организации, и что если никто этого не сделает, он сам станет ее основателем. Все же ему не пришлось этого делать, нашлись другие люди. Но он позже стал одним из основных деятелей.(«двигателей» организации).

 Кто же был инициатором создания Ассоциации?

Это были три человека : Магда Хапонковска , Владек Шинцел и Аня Осташевска. Я приехала из провинции и сразу же поняла, что это именно то, что я искала. Я тогда только начинала свою профессиональную деятельность, работала в консультационном центре в маленьком городке. После первой встречи я решила стать членом Ассоциации. Нашла работу в Варшаве и переехала. Через несколько дней после прибытия, это было 20 сентября 1995 года, я стала свидетелем официальной регистрации Ассоциации христианских психологов в суде. Так все и начиналось. Инициативная группа насчитывала не больше десяти человек. Мы вместе молились, делились опытом веры и работы, идеями о том, что и как нам делать. Первым делом стали организовывать встречи для нас и наших друзей ― психологов, психиатров и священников ― всех, кому могли быть интересна такая  взаимосвязь психологии и духовности. Это были и лекции, и молитвенные встречи, после ― первая конференция с иностранным гостем - Жаном-Клодом Вуокоанитом представившим свою Оратерапию. Его идеи были по-настоящему свежим направлением, и мы почувствовали, что это именно то, что мы искали. Тогда мы думали, что делаем это преимущественно для себя и не подозревали, во что все это вырастет.

 Прошло 15 лет. Ожидали ли Вы такого расширения Ассоциации?

Даже не представляли! Каждый из нас старался посвятить себя общему делу, отдавая свое время, энергию и  проявляя готовность к сотрудничеству. Мы были своеобразной группой взаимопомощи и обсуждения. Каждый делился своим опытом, навыками и тем, как ему удавалось совмещать веру и работу. Это была особенная группа саморазвития и молитвы. Мы встречались друг у друга дома, участвовали в жизни друг друга. Мы были единомышленниками и объединяющая нас идея была всегда на первом месте.

Как вас воспринимало нехристианское сообщество?

Лично я как начинающий психолог нашла огромную поддержку в Ассоциации и на работе в приходском молодежном центре. Мне не приходилось скрывать свою веру или встречаться с отвержением на работе. Другие люди говорили, что их на службе воспринимали с пренебрежением, которое возможно было результатом недопонимания. Их часто с улыбкой спрашивали: «Вы что собираетесь лечить людей молитвой?» Мы также сталкивались с этим на наших открытых встречах. Некоторые люди, приходившие на эти встречи и лекции, прислушивались и начинали понимать смысл того, что мы делаем. Но были и те, кто уходил, у них были иные взгляды на возможность существования христианской психологии.

В наших встречах участвовало большое количество людей. Со временем нападки со стороны других психологических направлений возрастали ― презрение, пренебрежение, обвинения Ассоциации  в непрофессионализме. Мы прошли через все. Тем не менее клиентов становилось все больше, росло количество членов Ассоциации, а также тех, кто хотел пройти обучение или работать у нас. Сейчас АХП насчитывает более 700 человек.

 В чем по-вашему заключается суть христианской психотерапии?

Для меня суть заключается в выборе тех форм помощи людям, которые являются частью Божьего плана их исцеления. Моя задача ― быть этому человеку сестрой, обладающей определенным знанием, а также психологическими и диагностическими навыками, и я должна работать с определенной частью жизни человека не игнорируя другие сферы и не делая вид, будто их не существует. Надо отдавать себе отчет в том, что психотерапевт имеет особые задачи и служит высшей цели. Так я понимаю психотерапию в целом и христианскую психотерапию, в частности.

 В 1998 году Вы стали председателем Ассоциации. Каковы Ваши воспоминания о том периоде? Что для Вас представляло сложность, и что Вы считаете своим достижением?

 Было сложно решать, что нужно или не нужно делать, поскольку идей был очень много. Пришлось лицом к лицу встретиться со страхами, что нам не хватит сил и средств, что мы не справимся, но с другой стороны было наше горячее желание и единство. Конечно, пришлось несладко. С самого начала мы все были очень разными, поэтому не обходилось без творческих разногласий. Иногда это было болезненно, иногда ― смешно, но это никогда не было легко. В принятии решений нам очень помогала молитва, и личная и коллективная. Например, когда мы размышляли о том, стоит ли нам начинать курс подготовки психотерапевтов. Мы сами стали участниками первого курса, были одновременно и лекторами, и слушателями. Кроме того, были также приглашенные гости, которые могли внести свою лепту в обсуждение христианской психологии и психотерапии.

Мы делали это для себя, не думая о том, во что это может вырасти. Радость и единение были нашим успехом. Мы жили в постоянной уверенности, что каждый новый шаг принесет что-то новое, хотя мы не знали, что это будет. Шаг за шагом. Мы не думали о том, что будет на три шага впереди, только на один шаг. Мы никогда не знали, состоятся ли наши конференции, всегда были организационные сложности, все было готово только в последний момент, чего-то всегда не хватало, что-то не было готово, кто-то был уставшим, кто-то был несогласен. Но мы делали это! И всегда удивлялись своему успеху. От месяца к месяцу мы обнаруживали, что все больше и больше людей к нам присоединяются. Это было потрясающей мотивацией.

 Было ли чувство, чтоГосподь вас ведёт?

Да, ничего бы не получилось без Него. Мы действовали несмотря на нашу немощь, на разницу во взглядах, идеях, несмотря на сомнения. Наша инициативная группа существовала много лет, и стала базой для Ассоциации. Лишь недавно следующее поколение достаточно окрепло, чтобы продолжить нашу миссию. Ассоциация христианских психологов выросла, ей уже 15 лет, и она твердо стоит на ногах. «Ползунковый» период кончился.
Господь вел нас и будет вести дальше, потому что жизнь продолжается.

 Как Вы думаете, новые члены Ассоциации и студенты представляют собой уже новое поколение христианских психологов?

Да, поскольку им уже не нужно заново изобретать колесо. Возможно, им все еще приходится бороться, но уже больше за свою идентичность, а не доказывая, что деятельность Ассоциации в целом имеет смысл. Они уже имеют базовые знания и аргументы, нам же приходилось создавать и проверять их на практике, насколько они объективны, работают ли они. Это было сродни творчеству и тому, как в муках рожают дитя, но теперь это дитя растет у нас на глазах.

 Какой важный момент Вам вспоминается?

Решение открыть свой центр. Это решение означало, что мы готовы не только проводить тренинги для себя, группы самоподдержки и стараться реализовать наши идеи в работе, но и обеспечивать психологическую помощь в рамках Ассоциации и готовить новых специалистов. Некоторые из нас первоначально пробовали работать на общественных началах, чтобы понять, возможно ли движение в этом направлении. Мы сняли комнату в окружном управлении. По утрам там был офис, а после трех часов дня мы могли приходить, переставлять столы и кресла и принимать клиентов. Каждый, кто приходил, вынужден был двигать мебель! Через год мы начали сотрудничать с местной благотворительной организацией «Каритас», и мы уже всерьез подошли к созданию нашего Центра психологического здоровья. Многие годы я была руководителем этого проекта и была свидетелем его развития. Это как будто бесформенное скопление клеток приобретает форму и начитает расти. Было очень трудно поддерживать это развитие! Поначалу нам самим приходилось организовывать встречи с пациентами и убираться в помещении. Позже стало возможным нанять секретаря, бухгалтера, уборщицу ― раньше мы и не думали, насколько это важно. Внезапно мы стали целым учреждением.

 Вы настолько посвятили себя этой работе. Что стало для Вас главным мотивом?

Потребность в саморазвитии, стремление к честной, последовательной и профессиональной работе. В конце концов, понимание, что люди будут приходить за помощью, и нам нужно место для этого. Что-то заставляет нас развиваться, и мы делаем это, пусть даже с дрожащими коленями. Я думаю, что нашей движущей силой был Святой Дух.

 Какие люди к вам обращались?

Сначала к нам обращалось очень много людей: верующие и неверующие, молодые и старики, миряне и духовенство. Я не знаю, откуда они узнавали о нас, просто звонили и приходили. На второй год работы мы объединились с «Каритас», и часть пациентов оказывалось под их опекой. Затем появились объявления на улицах, в университете, в церквях. Это привлекло людей с улицы, из религиозных общин, студентов. Поначалу мы предлагали нашу помощь нуждающимся бесплатно, мы и сейчас делаем это для стариков, пенсионеров, безработных, молодежи и тех кому нужна комплекная социальная помощь. Мы собрали большую базу данных об организациях, предлагающих медицинскую, социальную и юридическую помощь, в том числе о психиатрах, клиниках для наркозависимых и тому подобных.

 Как развивалась концепция интегративной христианской психотерапии?

Для начала нам важно было четко ее сформулировать. Должна ли это быть психология, основанная на библейских истинах, с элементами веры или это вера с элементами психологии? Либо это вообще принципиально новая концепция? Заключается ли вопрос лишь в подборе новых понятий и терминов, создании нового языка? Говорим ли мы лишь о нашей вере и молитве за пациента, или о новом видении человека и новых техниках психотерапевтической работы? Вопросы возникают до сих пор, хотя основные положения утвердились. Наша научная база ― результат огромной работы, проделанной Аней Осташевской, Ромеком Яворским, Олафом Зуличем и многими другими людьми, вложившими в нее свои знания, мудрость, опыт и веру.

 Изменилось ли Ваше восприятие Ассоциации и ее идей за эти 15 лет?

Ассоциация уже не является источником взаимной поддержки и персонального роста всего лишь для малой группы людей. Она стала местом, где люди делятся мыслями, учатся и работают.

Поначалу новую идею поддерживали лишь несколько самых обычных людей. Теперь же мы можем положиться на саму идею, которая  прочно утвердилась. Мы можем продолжать наше дело и развивать его. У нас появились филиалы в других регионах, и они уже успели стать достаточно самостоятельными. Мы поддерживаем дружеские отношения с христианскими психотерапевтами во всем мире. Мы публикуем статьи и организуем новые тренинги. Работа ведется очень активно. Сложно даже перечислить все, чем мы занимается сейчас.

 Каковы ваши планы на будущее?

Мои планы? Их очень много. Для начала ― выпустить CD-диск с материалами конференций для женщин, перенесших аборт, а также книгу «Христианская психотерапия в картинках», которая сможет быть полезной в качестве терапевтического инструмента.

Что касается планов Ассоциации, я не знаю. Вновь ― лишь один шаг вперед. Никто не знает, что будет дальше. Мы по-прежнему не оставляем нашей мечты о создании центра «Фавор», где будет общежитие, и люди смогут получать комплексную помощь, жить в общине месяц или более и восстанавливаться. Это пока лишь наша мечта, и Святой Дух покажет нам путь, которым следовать.

 Стоило ли это дело Ваших трудов?

Поскольку мы видим плоды этих трудов ― да, безусловно!

 Агата, спасибо Вам за беседу!