(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Женский образ Духа Святого у святых отцов и писателей ранней церкви

Х   РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ 2002 г. 30 января 2002 года.

МАКСИМОВ Ю. В.
преподаватель Московской
Духовной Семинарии
и Православного
Свято-Тихоновского
Богословского Института

ЖЕНСКИЙ ОБРАЗ ДУХА СВЯТОГО У СВЯТЫХ ОТЦОВ И ПИСАТЕЛЕЙ РАННЕЙ ЦЕРКВИ

В Ветхом Завете для обозначения "Духа" употребляется слово "ruah"; в то время как на арамейском это слово исключительно женского рода, на древнееврейском оно иногда может быть мужского рода. Однако из 84 случаев использования в Ветхом Завете слова "дух", в контекстах, традиционно понимаемых как указания на Святого Духа, 75 раз оно является или явно женским или неопределённым (из-за недостатка глагола или прилагательного). Только девять раз это слово употребляется как существительное мужского рода.

Это предпочтение формы женского рода в контексте, где речь идёт о Духе Божием, независимо от того, что именно под этим выражением понималось читателями Священного текста в то или иное время, указывает, что идея женственности, какой-то её оттенок считался более уместным и более верным для отображения представления о едином непостижимом Боге.

Для российского и европейского читателя, в языке которого слово "Дух" - мужского рода, это может показаться необычным, однако нужно не забывать, что в силу языковых особенностей, не только для Библии, но и для автора "Од Соломона" (нач. II в.) и для прп. Ефрема Сирина (IV в.) и других сирийских Отцов, Святой Дух - это именно "Она", а не "Он". При этом Дух - Божественная Личность, равная Отцу, Который, безусловно, воспринимался как "Он".

В некоторых кругах раннего христианства это получило своё продолжение и развитие.

В "евангелии от Евреев" (кон. I в.) вполне определённо утверждается, что Дух есть Мать Сына: "И произошло так, когда Господь выходил из воды, Дух Святой сошёл и наполнил Его, и покоился в Нём, и сказал Ему: Мой Сын, из всех пророков я ждал Тебя... ибо Ты Мой покой, Мой Сын первородный, и Ты будешь править вечно (Иероним, Нов. 11.2)"; "Так сделала Мать Моя, Дух Святой, взяла Меня за волос и перенесла на гору Фавор (Ориген. Ио 11.12)". Возникновение этой идеи было обусловлено во-первых тем, что, как уже говорилось, слово "Дух" было женского рода, а во-вторых тем, что в каноническом евангельском описании Богоявления слова: Ты Сын Мой Возлюбленный… (Мф 3:17) можно было вполне понять как принадлежащие сходящему Святому Духу. К тому же, вероятно, сказывалось желание усимметрить Троицу с точки зрения соответствия человеческим семейным отношениям: Бог-Отец, Бог-Мать, Бог-Сын. Мы видим здесь определённое выражение женского образа в Божестве, понимаемое как основа внутрибожественной жизни, внутрибожественной любви, ипостасных отношений.

Три века спустя эту же мысль можно встретить у латинского автора IV в. Мария Викторина, который пишет дословно следующее: "Нет ошибки в том, чтобы Святого Духа считать Матерью Сына (Аdv. Arium. I.57)". На латыни "Дух" будет "spiritus" - слово мужского рода, и высказывание Викторина указывает на то, что подобные представления о женском образе Духа Святого не обусловлены языковыми особенностями, но вытекают из самого теоретизирования древних христианских писателей о Боге.

Греческое "pneuma" - среднего рода, однако и у грекоязычных Отцов Церкви встречаются указания на некоторую, довольно определённую связь Духа Святого с женским началом.

Св. Мефодий Патарский (кон. III в.) первым определил образ Божий в человеке как образ Триединства Божественных Личностей, отображённый в отношениях человеческих личностей разного пола: нерождённый Адам есть образ Отца, рождённый его сын есть образ Сына и Слова Божия, а происшедшая из него Ева означала исходящее лицо Духа Святого (Фр. Х). То же утверждает прп. Анастасий Синаит (VIII в.): "Потому Бог и не вдунул в Еву дыхание жизни, поскольку она есть образ Святого Духа - дыхания и жизни, и поскольку ей надлежало, посредством Святого Духа, воспринять Бога"1.

Эти высказывания Отцов о Еве как образе Духа Святого очень близки по смыслу к триадологии "Евангелия от Евреев" - Мария Викторина. Половое разделение единой человеческой природы, подразумевающее межличностное единение (см. Быт 2:23), понимается как образ отношения Божественных Ипостасей Триединого Бога. И образом Духа оказывается именно женщина.

Женский образ Духа Святого нашёл отражение не только в представлении о внутрибожественных отношениях, но и в понимании отношения Духа к верующим: так, в апокрифических сирийских "деяниях Фомы" (нач. III в.) Дух называется "Матерью сострадательной" (Acts of Thomas 2:27).

Это обзорная работа, и она не преследует цели дать догматическую оценку описанным выше мнениям. Однако со своей стороны хотелось бы сопоставить с ними высказывания современных православных богословов о соотношении образа Божия в человеке и половом разделении. "Мужчина и женщина, как учит Библия, созданы по образу Божию..., и это становится ясным только в свете догмата о Троице... в Божественном замысле мужчина и женщина отображают и представляет тайну Святой Троицы"2, "тринитарная модель жизни - это отнюдь не единство на уровне естества, но соединение в любви свободных и отличных друг от друга ипостасей. Таким образом, различие полов обусловлено необходимостью выразить в рамках тварной природы образ жизни нетварного"3.

Согласно православному вероучению, Божественные Ипостаси едины во всём, а отличаются иным образом бытия4. В некотором роде вполне корректно рассмотрение мужественности или женственности как иного образа бытия одной и той же человеческой природы.


1. прп. Анастасий Синаит. Три слова об устроении человека по образу и подобию Божиему // Альфа и Омега № 4 (18) 1998. - С. 96.
2. bishop Kallistos (Ware). The Orthodox Church. Maryland, 1963. - Р. 216.
3. Яннарас Христос. Вера Церкви. М., 1992. - С. 113.
4. архимандрит Алипий (Кастальский-Бороздин), архиманрит Исайя (Белов). Догматическое богословие. СТСЛ., 1997. - С. 141.