(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Роль отца в современной семье

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ 1 февраля 2006г.

студентка I курса
факультета психологии
Андреева Дарья

Роль отца в современной семье

Поэты утверждают, что всё начинается с любви. Семья уж во всяком случае. Незаметно летят дни, исполненные “шёпота, робкого дыхания”, чудесных ожиданий и надежд, поцелуев в подъезде и у калитки. И вот робкая просьба: “Будь моей женой” - и робкое решение: “Согласна”.

И с этого момента, сначала отдалённо, а потом всё ощутимее и конкретнее, в жизнь и Её и Его начинает входить нечто важное, сложное, серьёзное и ответственное со строгим названием “брак”.

Брачный союз, о котором идёт речь, был заключён в незапамятные времена. Жена была крестьянкой, которая везла на себе тяжёлый воз обязанностей, содержалась в чёрном теле, терпела побои и притеснения, не смела перечить и даже помыслить не могла о разводе. А что же грозный муж? Он плохо ли, хорошо ли, но всё же возглавлял семью: защищал от врагов, расширял территорию (покорение новых земель). Потом, при социализме, начал бесплатно лечить, давал возможность отдохнуть от работы в старости, опекал и учил детей. И что, может быть, самое важное, у жены была уверенность в том, что её муж и соответственно, она сама – непобедим. Брак с ним давал ей высокий социальный статус. В семье могло происходить всякое, но было ощущение нерушимого, прочного дома.

Но пришла перестройка. И тут вдруг муж сам заговорил о том, что домострою конец. Была раба, а теперь будешь свободная, мыслящая женщина! И отношения у нас теперь будут равные. Жена смотрит, и правда. Раньше поперёк слова не скажешь, а теперь под замком никто не держит. Не ведала наивная душа, что не к добру всё это и скоро суждено ей стать соломенной вдовой. Вольности прибывало, но муж её опекал всё хуже и хуже. И чем тяжелее приходилось жене, тем меньше её тяготы замечал муж.

На сегодняшний день ситуация такова: муж где-то не стороне гуляет, пьёт, - в общем живёт исключительно для себя. Так что жене от него не только никакой радости, но и никакого проку. И жена, за годы перестройки, с одной стороны, осмелевшая, а с другой, привыкшая к одинокой жизни, постепенно дозревает до вопроса: а может развестись, наконец, и жить совершенно самостоятельно?[1] Но ни в браке, ни в крещении, ни в монашестве хода назад не предусмотрено. Человека невозможно развенчать, раскрестить, или освободить от монашеских обетов.

Св. Иоанн Златоуст пишет: “Когда муж и жена соединяются в брак, они являются образом чего - то неодушевлённого или чего - то земного, но образом самого Бога”[2]. “Бог, что бы показать таинства единства Божия, - пишет св. Феофил, - вместе сотворил жену и Адама для того, чтобы между ними была большая любовь”[3].

Эта полнота любви приобретает ещё большую глубину в том, что двое согласных и объединённых людей дают начало третьему – своему ребёнку. Здесь – то и появляются первые трудности: взаимное непонимание, протесты и неизбежное отделение ребёнка. Тот, кому дали жизнь, есть частичка родителей – плоть и кровь и душа. Взрослые родители необходимы ребёнку. Ребёнок – это дитя матери и того мужчины, с которым она его зачала. Деторождение и воспитание детей – величайшая радость и подлинно Божие благословение [4].

Ребёнок живёт благодаря словам и желанию окружающих с ним общаться. Всё, чему предавалось огромное значение – гигиена, диететика – имеет значение для организма, но лишь во вторую очередь. В некоторых лабораториях, изучающих психологию ребёнка, руководители исследований начинают утверждать, что у человеческого младенца потребность в любви предшествует потребности в питании[5]. Дети, которые в очень раннем возрасте лишились языковых связей со своими родителями, становятся чересчур агрессивными в период полового созревания. Отец смотрит телевизор – ему наплевать на семью. Сыновья рвут отношения с отцами, дочери с матерями. Но даже в традиционных семьях, где отец приходит домой каждый вечер, бывает, что отношения отца и ребёнка не выражают любовь. Отец может выступать как некий инструмент для выполнения материальных запросов, что требует от него либо пинков, либо пряников. Мотив отцовской невнимательности и даже заброшенности типичен для детей “новых русских”. “Пусть бы папа зарабатывал меньше, зато играл бы со мной побольше”, - фразы, подобные этой, звучат сегодня очень часто. И гораздо чаще, чем у обычных детей, у “новых русских” появляется злая мечта поменять папу. А так же зависть к знакомым ребятам, которым отцы уделяют больше внимания [6]. Психологи, анализирующие детские рисунки, дружно считают, что они становятся более мрачными, просматриваются темы одиночества. Нет защиты в семье. Большинство детей рождаются у матерей – одиночек. Во многих семьях дети испытывают дефицит общения [7].

А какие чувства порождает безотцовщина? Чувство отверженности, неполноценности, беззащитности. Отсюда множественные страхи и как обратная сторона медали – агрессия. Недаром психологи и психиатры сейчас приходят в ужас от бурного роста детских фобий и подростковой агрессивности [8].

Рассмотрим отношения взрослого с ребёнком, которому он приходится отцом. Если этот взрослый преждевременно потерял или вообще не знал отца, со своим сыном он ведёт себя совершенно неправильно, потому что не имеет никакого образца. А ведь что сын для отца, а отец для сына – одинаково ценные в духовном отношении существа.[9]

Индивидуализация ребёнка основывается на наилучшем использовании отцовского присутствия, в чём бы то ни выражалось, а не на его отмене[10]. Отец должен был бы в глазах ребёнка воплощать в себе желание взрослого мужчины и взрослой женщины.

Слишком часто в семейных разговорах мужья называют жену “мама”, а женщины называют мужей “папами”. Это – выражение отцовской несостоятельности. Речь здесь идёт о том, чтобы у ребёнка сформировался образ любящих и желающих друг друга людей. Взрослые не смогут сделать в семье подмену ролей: мать не заменит отца и не должна заменять отца. Но подобное часто случается. Матери – одиночки говорят: “ Но я обязана быть и отцом и матерью одновременно”. Только вовсе она не обязана. То, что она лишена поддержки мужа, не значит, что в его отсутствие она должна стараться его заменить: делать и говорить в доме как он. Ребёнку необходим отец, отличающийся от матери, “отец как он есть”.

Настоящее бедствие сегодняшних дней – смешение ролей. Так называемый воспитательный принцип: отец и мать ведут себя с ребёнком так, что не важно, кто перед ним – отец или мать… Извращение, заблуждение - этот “принцип”. Мне думается, что истоки его в моде на бесполость: одинаковые одежда и причёски у мужчин и женщин. Бесполые и безвозрастные…[11]

Мне кажется, что ребёнок ни в чём не нуждается так сильно, как в отцовской защите. Отец – единственный, кто способен разогнать тени и спугнуть чудовище, которое прячется в шкафу. Все знают, что папа – немного больше, чем председатель комитета по организации развлечений. Добрый папа – это мужчина, который носит твои фотографии в том отделении бумажника, где когда - то хранил свои деньги. И на последок вопрос: Почему мужчины так не хотят становится отцами? Ответ: потому что они сами ещё не перестали быть детьми.

“Отца своего Сёва не знал. Мать считала, что отец ребёнку вообще не обязателен.

“Я ему и отец и мать, - с некоторым вызовом говорила она знакомым. _ А мужики…кому они нужны?! Что они могут? Зачем взваливать на себя такую обузу?”

У мамы и подруги подобрались бойкие, независимые. В основном незамужние или разведённые. Они и вправду всё умели делать сами: водили машину, чинили электропроводку, зарабатывали ничуть не меньше, а иногда и больше мужчин.

Мама была очень гостеприимная, и кто- нибудь из её подруг обязательно у них жил. Мама очень ценила женскую дружбу. Сёве даже нравилось, что у них всегда дома кто – то есть, он не был обижен вниманием.

Однажды Сёва – было ему тогда 11 лет – вернувшись из школы, делал уроки. В доме никого не было. Вдруг раздался телефонный звонок. Звонил его приятель, сказал, что по телику идёт интересная передача. Сёва включил телевизор. На экране были мама и тётя Женя, которая жила у них в квартире. А ещё красивый молодой ведущий. Мама заметно волновалась, а тётя Женя, наоборот, говорила со спокойной улыбкой.

“И у вас никогда не возникало потребности в мужчине?" - спрашивал ведущий. Мама только отрицательно помотала головой.

“У вас, кажется, есть сын?” “Да! – ответила за маму тётя Женя. – Это наш общий сын”. А мама добавила: “Какая чудовищная несправедливость, что по нашим законам я не могу создать сыну полноценную семью. У него официально должно быть 2 матери”.

После этой передачи Сёва пытался собрать мысли, хотя он мало что понял

из телебеседы. В тот вечер взрослые пришли поздно, Сёва уже спал, а утром ушёл в школу, когда они ещё спали…

“Слушай, а как твоя мама с подружкой…?” - громко на весь класс поинтересовался отпетый хулиган Витька. “Я просто хочу знать, кто из них за бабу, а кто за мужика…?” Класс засмеялся.

Не помня себя, Сёва выбежал на улицу… Его искали долго и обнаружили через несколько месяцев в другом городе. Расстаться с беспризорной жизнью он был готов, но домой вернуться не пожелал. Пришлось определить его в интернат.

Подобным историям нет конца. Можно было бы рассказать про подростка, затянутого в секту, и про маленького затворника, который месяцами живёт с гувернёром в загородном коттедже, и про игрока, проигравшего в рулетку квартиру, машину и дочь…. Просто, как мне кажется, для людей с неповреждённой совестью и сказанного довольно. Остальным же, хоть сколько не говори – они не дрогнут, у них на всё найдётся ответ. Груз ответственности – не только бремя, но и защита. Посмотрите на черепаху: она еле тащится под тяжкой ношей свого панциря. А сними с неё панцирь – погибнет.

Список использованной литературы:

  1. И. Я. Медведева, Т.Л. Шишова/ Дети нашего времени/ Москва, 2003
  2. Франсуа Дольто /На стороне ребёнка/ Екатеринбург У– Фактория,2004
  3. Протоирей Иоанн Мейендорф /Брак в православии/ Москва, 2003

[1] “Дети нашего времени”, И. Медведева Т. Шишова, стр.112.
[2] Беседа 26, гл. 2 на 1 Кор, Mg 61,215. Беседа на Колосс.12,5, Mg. 62,387.
[3]  Три книги к Автолику о вере Христ. 11,28.
[4] “Брак в православии”, протоирей Иоанн Мейендорф, гл. “семья и регулирование рождаемости”.
[5] “На стороне ребёнка”, Франсуа Дольто, стр.320.
[6] “Дети нашего времени”, И. Медведева Т. Шишова, стр.83.
[7]_“Дети_нашего_времени”,_И._Мед'">[8][7]_“Дети_нашего_времени”,_И._Мед'">[7]_“Дети_нашего_времени”,_И._Мед'"> “Дети нашего времени”, И. Медведева Т. Шишова, стр.121.
[9] “На стороне ребёнка”, Франсуа Дольто, стр.391.
[10] “На стороне ребёнка”, Франсуа Дольто, стр. 370.
[11] “На стороне ребёнка”, Франсуа Дольто, стр.546.