(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Проблема души и её функций в русской философии XVIII века

Першина Елена
студентка III курса факультета психологии
РПУ св. Иоанна Богослова

Проблема души и её функций в русской философии XVIII века

Введение

Лучшему пониманию проблемы человека в современной отечественной психологии может послужить обращение к рассмотрению этой проблемы в метафизике русских мыслителей до становления психологии как самостоятельной науки.

Мы считаем наиболее актуальным обращение к XVIII веку, так как одной из наиболее ярких характеристик просветительской мысли того времени является её сфокусированность на проблеме человека, его реального существования, развития и совершенствования. Тогда человека рассматривали с точки зрения творения его Богом, принимая во внимание его бессмертную душу и всё его устроение как образа Божьего, чего не было в психологии, созданной в советский период. Проблема человека становится центральной, базисной во всех сферах культуры, в разных областях общественного сознания и практики, это не могло не создать благоприятную почву для становления человекознания и развития психологической мысли в России.

В данной работе рассматриваются мнения следующих философов и мыслителей XVIII века: Аничкова Дмитрия Сергеевича (1733 – 1788), Данилова Михаила Васильевича (1722 – после 1790), Золотницкого Владимира Трофимовича (1743 или 1741 – после 1797), Кандорского Ивана Михайловича (1764 – 1838), Козельского Якова Павловича (1728 – 1794).

Начнём с определения понятия души как основного в данной работе.

Дмитрий Аничков в “Слове о невещественности души человеческой и из оной происходящем её бессмертии” определяет душу не как могущество и силу разумения, а как “самое сущее разумеющее”. Рассуждая о способностях души к постижению мира, рассуждению о прошлом и предвидению будущего, Аничков пишет, что “поистине нет, не бывало и не будет никогда ни одной такой вещи”, как человеческая душа. [5]

Таким образом, душа понимается как активное начало в человеке, уникальное явление, занимающее особенное место в мироздании. На примере сегодняшних психологических концепций, например, бихевиоризма, можно видеть, что отхождение от понимания человека как уникального существа, не могущего быть познанным через природу, в частности путём перенесения результатов опытов с животными на человека, заводит в теоретический тупик.

Яков Павлович Козельский определял душу, как “особое существо, одарённое волей и разумом”. [там же]

Вот как определяется душа в психологическом словаре, изданном в СССР: “ Душа – понятие, отражающее исторически изменявшиеся воззрения на психику человека и животных; в религии, идеалистической философии и психологии душа – нематериальное, независимое от тела животворящее и познающее начало. Возникновение понятия душа связано с анимистическими представлениями первобытного человека примитивно -материалистически истолковывавшего сон, обморок, смерть и т. д. <…> В повседневном словоупотреблении душа обычно соответствует понятиям “психика”, “внутренний мир человека”, “переживание”, “сознание”. [2]

Словарь начала XXI века определяет понятие души следующим образом: “ За рамками сферы теологии: 1. Устаревший термин, использовавшийся для обозначения души или психики; 2. Популярное значение – аффективная, эмоциональная сфера личности человека, в отличие от аналитических интеллектуальных аспектов”. [1, Т.1]

Определения сущности души и описания ее свойств в работах русских философов XVIII века в сравнении с современными их определениями

Мы рассмотрим взгляды вышеуказанных мыслителей относительно сущности души и её свойств в сравнении с взглядами современных авторов. Первое свойство души – бессмертие.

Бессмертие

Аничков и Т. В. Золотницкий доказывают бессмертие человеческой души, исходя из устроения земной жизни. Они спрашивают, зачем нужны были бы правила и законы, стремление к истине, труды, подвиги, награждения добродетели и наказания пороков, какой смысл в подвиге познания душой своего Творца и стремление к неограниченному и пресовершенному добру, если после смерти она бы исчезла? В процессе анализа обнаружено буквальное совпадение этих вопросов в тексте Д. Аничкова и тексте Т. В. Золотницкого. Никто не достигает верховных благ в земной жизни, значит, пишет Аничков, они сохранятся для нас в жизни будущей. И создание Богом лучшей из всех его тварей смертной, если и в произведениях земных художников цениться прочность лучших их работ, противно величию Божию.

Золотницкий, как и Аничков, говорит, что создание такой твари, как человек, смертной не соответствовало бы величию Божию. И если бы человек был смертен, то не было бы тварей, “которым бы открывалось бытие Божие и которые доказывали бы оное собой”. [3, 164]

Бесплотность

Это свойство души Дмитрий Аничков доказывает путём сравнения её свойств со свойствами тела. Он пишет, что душа – “сущее, одарённое внутренним движением” [3, 65], а в теле нет источника жизни, активности человека. Чувства и помышления – тоже свойства души, а не тела. Дух, в отличие от материи, “сквозь все тела проходит” [3, 96]; тело делится на части, а душа – существо простое, неделимое. В результате Аничков приходит к выводу, что душа – дух, существо по сущности своей не имеющее протяжения, не делимое на части и не одарённое свойствами, могущими быть выраженными через величину, фигуру и движение. А собственно движение души – это помышление, посредством которого, говоря современным языком, протекают психические процессы: воображение, память, мышление и т. д. Аничков также отмечает способность души к самопознанию, самосознанию и пишет, что в мозгу “не найдёшь ни малейшего следа столь дивных действий”. [3]

Воля

Это и ещё некоторые свойства души человека определяются и в современных словарях. Приведём сначала мысли метафизика XVIII века.

По мысли Д. Аничкова, свободная воля человека управляет и действиями ума, и действиями тела, что мы понимаем путем рефлексии собственных психических процессов. Такая власть воли ограничивается разумом, и о нарушении поставленных им границ свидетельствует совесть. В реальности результат этих процессов виден в поведении человека, в его стремлении к добру и избегании зла (такое поведение в силу более высокой нравственности русского общества того времени воспринималось как норма).

И. М. Кандорский определяет волю как “способность хотения”. [3, 171] Разумом мы познаём окружающий мир: истинное в нём воля признаёт добрым, а ложное – злым. Вследствие такой классификации явлений и предметов окружающего мира рождаются разные желания, хотения.

В Психологическом словаре из сети интернет [6] воля определяется, как способность человека достигать поставленных им целей в условиях преодоления препятствий. В качестве основы осуществления волевых процессов выступает характерная для человека опосредствованность его поведения за счет использования им общественно выработанных орудий или средств. На ней строится процесс, имеющий значительные индивидуальные вариации, сознательного контроля над теми или иными эмоциональными состояниями или мотивами. За счет этого контроля приобретается возможность действовать вопреки сильной мотивации или игнорировать сильные эмоциональные переживания. Развитие воли у ребенка, начинающееся с раннего детства, осуществляется за счет формирования сознательного контроля над непосредственным поведением при усвоении определенных правил поведения.

Единой мыслью всех этих определений выступает то, что воля – это осознанное целенаправленное стремление человека к чему-либо. Но только мыслители XVIII века считают, что действие воли выражается в стремлении к добру и избегании зла. Сегодняшняя психология отказалась от этих понятий в оценке человеческой личности и поведении человека: хорошо то, что создаёт человеку комфортную психическую обстановку (известен, например, случай установки в зарубежных фирмах манекенов в виде начальника, чтобы подчинённые могли вымещать на кукле агрессию против человека).

Вера

Нет человека, ни во что не верящего: вера – основа мировоззрения человека.

Т. В Золотницкий пишет о значимости веры конкретно в бессмертие души для благополучия человечества. Что будет, спрашивает он, когда эта вера останется только в книгах, если и сейчас при вере в Бога и бессмертие души порок только усиливается? Законы, исполняемые “по нужде, а не по совести” [3, 158], слабая преграда для потерявших эту веру: тысячи случаев, пишет Золотницкий, “слышаться, в коих законы употреблены и протолкованы будут к их пользе. Следовательно, опровергать веру – есть вооружать одного на другого и вводить всеобщее бедствие” [там же]. (История нашего государства уже не раз доказывала, что потеря веры человеком приводит к экзистенциальному вакууму, потере жизненной опоры, ведет к самоубийствам и т.п.)

Такого понятия, как вера, в современных психологических словарях найдено не было, что снова свидетельствует о некоторой обеднённости психологии по сравнению с метафизикой XVIII века.

Совесть

По М. В. Данилову, совесть в душе человека существует в роли некоего пристава, стража или ангела хранителя, который говорит человеку, зло он делает или добро, и увещеваниями понуждает его к последнему.

В советском психологическом словаре это свойство души определяется как способность личности осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков; одно из выражений нравственного самосознания личности. Совесть проявляется как в форме рационального осознания нравственного значения совершаемых действий, так и в форме эмоциональных переживаний (например, “угрызений совести”). [2]

По сути, эти определения практически совпадают, из чего можно сделать вывод, что в советское время ещё достаточно доверяли внутреннему опыту человека, чтобы определять понятия, которые можно описать только путём самонаблюдения; в психологическом словаре, изданном в XXI веке, уже не встречается понятие совесть.

О психологии

Интересно, как представляли психологию учёные на начальных этапах её становления как отдельной науки?

И. М Кандорский пишет, что узнать “науку о душе” “означает узнать богоподобные души нашей совершенства, чудные её способности и получить основательное уверение в её бессмертии”. [3, 168]

Само бытие души человеческой Кандорский доказывает следующим образом: мы мыслим о себе и находящихся во внешнем мире вещах, следовательно, мы имеем бытие, следовательно, существуем. Так как мыслит и познаёт окружающий мир душа, следовательно, она тоже существует. При этом он ссылается на Декарта, называя его возобновителем здравой философии.

Вот определение психологии, данное в словаре второй половины XX века: Психология (от греч. psyche – душа, logos - учение, наука) – наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности. <…> Включённость психологии в многоплановый контекст взаимодействия различных социальных, естественных и технических наук (на уровне как фундаментальных, так и прикладных исследований) придаёт особую остроту методологическому анализу её понятийных средств, объяснительных принципов, концепций и методических процедур с целью выявления наиболее перспективных направлений её дальнейшего развития. В решении этих проблем остро выявляется борьба противоположных мировоззрений. Этим определяется важная роль психологии в современной борьбе идей, её непосредственная связь с социально-политическими процессами в современном мире. [2]

Психологии просто невозможно дать определение, пишет Артур Ребер в современном психологическом словаре 2003 года издания; действительно, её нелегко охарактеризовать. Даже если кто-то сделает это сегодня, завтра это будет рассматриваться как неадекватное усилие. Психология – это то, что учёные и философы, придерживающиеся различных убеждений, создали, чтобы попробовать понять сознание и поведение различных организмов от наиболее примитивных до более сложных. Следовательно, в действительности это вообще не предмет, это о предмете или о многих предметах. За исключением канонов науки и этических норм свободного общества, не должно быть никаких ограничений ни со стороны её представителей, ни со стороны её критиков. Это попытка понять то, что до сих пор в основном ускользало от понимания. Любая попытка ограничить это или заключить в какие-то рамки подразумевает, что что-то известно относительно границ нашего знания, а это неверно.

В Психологическом словаре [6] даётся такое определение: Психология (от греч. psyche – душа, logos – учение) — наука о закономерностях функционирования и развития психики, основанная на представленности в самонаблюдении особых переживаний, не относимых к внешнему миру. Со 2–ой половины ХIХ в. произошло отделение психологии от философии, что стало возможным в силу развития объективных экспериментальных методов, пришедших на смену интроспекции, и формирования особого предмета психологии человека, основными признаками которого стали деятельностная активность и присвоение общественно-исторического опыта.

Интересно, что в понимании мыслителей XVIII века психология – наука, способствующая познанию человеком своего богоподобия, свойств и совершенств своей бессмертной души. Чуть позже она определяется как наука о психике, её свойствах и закономерностях. Что такое психика не ясно – она называется особой формой жизнедеятельности, особыми переживаниями, не относимыми к внешнему миру. Предмет этой науки становится менее ясен. Здесь уже намечается потеря психологией субъекта изучения. Каждая наука имеет свой предмет изучения, относительно которого она и определяется. В словаре XXI-го века встречаем фразу, что определить психологию просто невозможно. Не значит ли это, что в стремлении уподобить психологию точным наукам, изучающим материальный мир (физика) или бесплотные абстракции (математика), была потеряна человечность психологии, забыта его уникальность относительно всего живого на земле?

 

Заключение

В результате рассмотрения психологических взглядов выдающихся мыслителей и религиозного представления о душе человека в России XVIII века в сравнении с представлениями о человеке и его психике в современной психологии можно сделать вывод, что изучение подобного опыта становиться чрезвычайно актуальным в связи с теми процессами, которые сегодня происходят в нашем обществе, когда необходимость воспитания в людях нравственности, внутренней культуры (без которых никакие изменения в других сферах невозможны) всё более и более осознаётся. И если мы учтём, что христианский путь к святости есть, прежде всего, метод развития и формирования в человеке добродетелей, имеющих ярко выраженную социальную ценность (таких, как любовь к людям, милосердие, сострадание, взаимопомощь, терпение и т. д.), то будет ясно, что для нашего времени такой опыт неоценим.

При сравнении взглядов учёных и мыслителей XVIII века с современными взглядами на человека мы нашли, что во многом они совпадают, но явно прослеживается тенденция к обеднению последних: многое рассматривается поверхностно (с точки зрения духовной составляющей), а что-то уже не изучается вообще. Думается, что отсутствие единой концепции в современной психологии обусловлено именно забвением самого существенного в человеке – его сотворения Богом, и сотворения отличным от всех тварей образом и подобием Божьим, то есть личностью, лицом (о. Андрей (Лоргус)). Только при таком понимании человека возможно изучение его во всей полноте. И в этом ключе опыт подвижников Церкви и взгляды мыслителей-метафизиков XVIII века так же неоценим для современной психологии.

 

Список литературы

1. Большой толковый психологический словарь, Т.1(А-О), Т.2(П-Я); Пер. с англ./Ребер Артур. ООО “Издательство АСТ”; “Издательство “Вече”, 2003.

2. Краткий психологический словарь/ Сост. Л. А. Карпенко; Под. Общ ред. А. В Петровского, М. Г. Ярошевского.- М.: Политиздат, 1985.

3. Мысли о душе, Русская метафизика XVIII века, “Истоки отечественной мысли”/Т. В. Артемьева – подготовка текстов: - СПб: “Наука”, 1996.

4. Паисий Величковский. Крины сельные, или Цветы прекрасные. - Одесса,1910.

5. Психологическая мысль в России: век Просвещения/ Под ред. В. А. Кольцовой: - СПб: Ателейя, 2001.

6. Психологический словарь http://psi.webzone.ru/; поддержка сайта – Коноркин Олег.