(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
«Проблема психотренингов»

Корни жесткой установки на успех надо искать в Швейцарии, в Женеве, где родилось учение Жана Кальвина и протестантов первой волны реформации. Они утверждали, что успешен тот, кого Бог предназначил для вечного спасения, и во внешней респектабельности видели признак «доброго христианина». В какой-то степени эту точку зрения позаимствовали у кальвинистов и другие ветви христианства, причем, особенно она прижилась   в Америке у протестантов второй волны реформации. Там же со временем появились и тренинги, «дающие установку на успех».

Сейчас психотренинги типа «Лайф-Спринг», «Синтон» и им подобные пользуются большим спросом. А между тем они очень опасны для человеческой психики, ведь произвольно   взятые психологические приемы и духовные практики являются хакерским взламыванием защитных механизмов личности. Для тренеров главное — заработать побольше денег (этот бизнес действительно приносит большие доходы, причем без особых усилий), а до людей им нет дела. В Америке система психотренингов дала сбой после того, как некоторые их выпускники стали попадать в психиатрические клиники или кончать жизнь самоубийством. Сегодня в США набирает силу христианская психология, которой вполне успешно и профессионально занимаются те же протестанты. А «успешные» психотренинги   осваивают новые рынки, в том числе и Россию.

Их основные клиенты, как правило, — люди слабые, не имеющие достаточно твердой жизненной позиции, чтобы самостоятельно решать свои проблемы. Но попадают туда и сильные, вполне самостоятельные личности – кто-то поддавшись моде, кто-то просто на всякий случай, как покупают талисман «на удачу» или обращаются к какой-нибудь бабке-колдунье, чтобы «заговорила на успех». Душа неверующего человека чувствует пустоту, и он торопится заполнить ее, пусть даже суррогатом.

Тренинги обещают сделать человека успешным «за 3 дня». Как? Людей учат легко относиться к унижению: их оскорбляют, кричат на них матом, помногу часов не дают им есть, пить, вставать, выходить из помещения, применяют к ним массовый гипноз. Говорить участникам можно только с разрешения тренера. В итоге у людей вырабатывается равнодушие к внешним обидам, к внешнему миру, к другим. Говоря на современном жаргоне, им все «фиолетово», даже если рядом кому-то нужна помощь, кто-то умирает. Тренинги учат: если видишь что-то сильнее себя — пригнись, пусть даже лицом в грязь. А если, распрямившись, увидишь что-то слабее тебя — наступи. При этом людям внушаются две противоположные установки: «ты ответственен за все, даже за то, что у жены твоего друга рак», и «ты – машина, живущая инстинктами и рефлексами, и ни за что не отвечаешь». Постмодернизм – идеальная среда для сосуществования столь противоположных убеждений, поскольку в основе его лежит дуализм, равенство добра и зла. Все относительно: ты можешь одного ребенка избить и отнять у него мяч, а другого погладить по головке и отдать мяч ему. Ты можешь до обеда вести себя как христианин, а после обеда — как сатанист. Вот только никто не предупреждает, что постоянное культивирование в человеке подобного дуализма приводит к разрушению его внутреннего мира, к душевному расстройству.

После тренинга люди испытывают эйфорию и стремятся возвращаться к ней снова и снова – это состояние сродни психологической наркомании или алкоголизму. Эта эйфория способна притупить боль, на время заставить забыть о проблемах. На самом деле они остаются, и их надо решать. Но если человек понимает, что настоящего облегчения он здесь не получает, его выкидывают в середине тренинга как «неспособного стать успешным». Я встречался с такими жертвами тренингов с искалеченной психикой. Для них это, конечно, было большой травмой. Хорошо, что некоторые из них приходили к пониманию того, что мирской успех не главное в жизни христианина. Подлинный успех нельзя получить за три дня «с черного хода» не прилагая к этому труда и молитвы.

Если же человек остается в системе тренингов, идет дальнейшее умерщвление его души, совести, погружение в страсти. И тогда законы психологии начинают работать как кривое зеркало. Если нормальное зеркало отражает твою болезнь и показывает, что именно нужно лечить, то кривое – помогает не обращать на нее внимания. Это называется «снять комплекс вины», который тебя разрушает, и «полюбить себя целиком». Но одно дело полюбить в себе образ Божий, свою сущность, то лучшее, что Он в тебя вложил, а другое – страсти, и, вместо того, чтобы бороться с ними, еще больше разжигаться гневливостью, завистью, похотью, заглушая голос совести.

К выпускникам тренингов действительно приходит успех, правда временный. После «тренировок» они чувствуют некое опустошение, облегчение боли, наружу вырывается сгусток эмоций – и появляются силы для достижения задуманных   целей. Но поскольку в эзотерической психологии отсутствует элемент покаяния, там нет и настоящей психологической проработки. Это все равно что время от времени вскрывать рану, выпускать гной, давать обезболивающее, а потом опять замазывать ее грязью. Не происходит настоящего катарсиса, очищения души, которое дает человеку Православие через таинства исповеди и Причастия.

Выздоровление, как правило, процесс болезненный. Когда человек начинает отходить он наркоза психотренинга, его начинает мучить совесть: а   как же те, через кого я переступил? Ведь я их использовал, а они — такие же люди, как и я… Это душа пытается предупредить человека об опасности, значит, она жива – и этому надо радоваться. Конечно, никто не призывает быть мазохистом. В конце концов, Иуда Искариот каялся-каялся и повесился, а апостол Петр покаялся – и Христос его простил. Но система психотренингов учит: любая боль – это дискомфорт, надо от нее избавляться.

По сути, психотренеры лишают человека совести. А значит, и возможности услышать глас Божий. И он идет к успеху по головам, манипулирует своими близкими, друзьями, коллегами. Но успех, купленный такой ценой, может оказаться недолговечным. В итоге человек может оказаться у разбитого корыта. Приложив столько сил, потеряв друзей, отвернувшись от близких, наделав долгов, чтобы оплатить тренинги, он так и не стал ни по-настоящему успешным, ни счастливым.

Американцы осознали это первыми. О «крушении американской мечты» писали еще Джек Лондон («Мартин Иден») и Фрэнсис Скотт Фитсджеральд («Великий Гэтсби»). У Джерома Сэллинджера есть рассказ «Хорошо ловится рыбка-бананка». Эта рыбка, которую автор   сравнивает с американским обществом, очень похожа на человека в погоне за успехом: чтобы прокормиться, ей нужно всего несколько бананов, но она ест и ест, пока не лопается. Зачем? Просто потому что не может насытиться.

Между тем, успех – понятие вполне православное. В нашей истории были вполне успешные и обеспеченные люди, которые не только меценатствовали и помогали неимущим, но даже вошли в сонм святых. А сегодня даже серьезные психологи говорят: альтруистическая, христианская позиция более сильная и здоровая для психики. Люди, придерживающиеся христианских ценностей,   здоровее с психологической точки зрения, им легче найти выход из сложных ситуаций и смириться с тем, чего уже не изменить. И если методы психотренингов помогают человеку пробить себе дорогу в тупик, то христианская психология просто выводит его на другой, спасительный для души путь, опирающийся на твердую почву веры. А с верой можно преодолеть любые трудности.

©  священник Петр Коломейцев
  Преподаватель "Института христианской психологии"