(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Спокойствие, только спокойствие… или несколько слов об агрессии.

«Агрессия – это вынужденная, плохо контролируемая,
энергозатратная психическая защитная реакция»
(А. Лэнгле). 

       В нашей культуре принято к агрессии относится плохо. Агрессивных людей осуждают, в себе агрессивность пытаются подавить, не дать ей проявиться, а если, несмотря на все усилия, сдержаться не удалось, то стыд и чувство вины не заставят себя долго ждать. Оценивать любую эмоциональную реакцию, в том числе и агрессию, как плохую, негативную не стоит. Прежде, чем начинать бороться с ней или избавляться от нее, нужно разобраться, о чем идет речь. Да, в агрессивном состоянии мало приятного, но бывают ситуации, когда агрессия просто необходима для защиты себя, своих близких или слабых, для отстаивания своих интересов или идеалов, своего религиозного достоинства. В момент всплеска агрессии мы мобилизуемся, концентрируемся, становимся сильнее и, порой, добиваемся больших результатов, чем в спокойном состоянии. И тогда мы можем поблагодарить себя за то, что во время «карательных операций» против своей агрессивности, немножко ее все-таки оставили – на всякий случай.

       Как правило, агрессия бывает следствием внутреннего напряжения, которому необходим выход. А причины этого внутреннего напряжения могут быть самыми разными.

       Например, если человек не соблюдает режим, не высыпается, не отдыхает, то его нервная система может не выдержать постоянных перегрузок и стресса. И вот человек начинает реагировать на какие-то незначительные вещи, на которые в нормальном состоянии не обратил бы ни малейшего внимания. Звуки, свет, цвет, запахи – его все раздражает, а от раздражения до агрессии – один шаг. То же самое с нами происходит, когда мы голодны или плохо себя чувствуем. Я ни разу не видела, чтобы человек с острой зубной или головной болью мило улыбнулся в ответ на желание окружающих с ним поболтать или попросить его оказать какую-нибудь услугу. Скорее он злобно сверкнет глазами на надоедливых, нежелающих ему посочувствовать людей и попросит оставить его в покое.

       Все эти примеры относятся к физическим причинам напряжения, выливающегося в агрессию. Мы видим, что человек в приведенных выше случаях злится не потому, что он «злой и плохой», а потому что ему плохо. Здесь же можно упомянуть такие факторы, как загазованность наших улиц, уровень шума, превышающий допустимый, перенаселенность, которая особенно сильно ощущается в общественном транспорте в час пик. Эта, так называемая, агрессивная окружающая нас среда, безусловно, не улучшает наше самочувствие и настроение. Но нельзя сказать, что человек в этих случаях не отвечает за свою агрессивность. Да, иногда мы не можем изменить обстоятельства нашей жизни, но позаботиться о том, чтобы не доводить себя до «белого каления» - это наша ответственность. Как? – это уже другой вопрос. Кто хочет найти выход, ищет способы, а кто не хочет – причины.

       Есть еще одна группа причин, вызывающих у нас внутреннее напряжение. Они не связаны с нашим физическим состоянием – это социальные причины. Известно, что у каждого человека есть свои собственные личные психологические границы, свое личное пространство – зона, куда не допускаются даже самые близкие люди. В личное пространство, например, входит область наших чувств, наши мысли, потребности и желания, наша вера, наши отношения – мы не обязаны ни с кем этим делиться и ни перед кем отчитываться, если только сами не захотим (например, на исповеди). Когда мы общаемся друг с другом, то вольно или невольно можем «залезть в чужой огород». Случайно оброненная фраза подруги: «Неужели он тебе нравится? Он же такой некрасивый!», может очень больно задеть влюбленную девушку. Сказанное вскользь: «Как ты можешь так думать (или в это верить) – это же полная ерунда!», ранит в самое сердце, если речь идет о чем-то для нас важном или даже священном. Примеры можно продолжать приводить до бесконечности, главное – хозяину «огорода» определенно не понравится любое непрошенное вторжение на его территорию, и есть большая вероятность, что он будет защищать свои границы, подчас довольно агрессивно.

       Что же делать? Не общаться? Общаться, но быть готовыми встретить отпор, если мы проявили неосторожность или нечуткость, а также четко обозначать и, при необходимости, отстаивать свое личное пространство… желательно в приличных выражениях.

       И еще есть одна очень большая группа причин нашей агрессии – это психологические причины. К ним относятся: неадекватная самооценка, незрелость личности, комплекс неполноценности, различные внутриличностные конфликты и др. Во всех вышеперечисленных случаях человек носит внутри себя мину замедленного действия, и взорваться она может в любой момент. Но человек не всегда может самостоятельно разобраться с этими психологическими причинами. Поэтому, если вы хорошо себя чувствуете, у вас все в порядке с отношениями, но при этом бывают «беспричинные» вспышки агрессии, не мучайте себя и своих близких, обратитесь к психологу - с этим можно что-то сделать!

       «Человек становится агрессивным лишь тогда, когда у него нет лучшей альтернативы поведения. Для агрессивных чувств (не для агрессивного расчета!) требуется слишком много энергии, они приводят человека в состояние напряжения, к чему он совсем не стремится по своей природе» (А. Лэнгле).

       Кроме агрессии (психической защитной реакции) бывает еще злой умысел, манипуляция, зло. Там может не быть эмоций, а есть трезвый расчет, позволяющий получить свою выгоду. Людей, которые грабят, убивают ради денег, совершают подлость, не всегда правильно называть агрессивными. Не стоит путать агрессию и воровство, предательство, убийство. Как это ни страшно, причиняя боль другим, люди могут ничего не чувствовать. Но не спешите их осуждать.

       Существует такая закономерность: человек способен на такую степень насилия, которую он испытал на себе сам, или которой он был непосредственным свидетелем. Ведь если ребенка били и унижали или на его глазах причиняли страдание его близким, это не может не оставить страшный след в его душе, в его сердце. И если насилия в его жизни было слишком много, то его сердце, чтобы не разорваться от боли, перестает чувствовать, как бы впадает в анабиоз – оно живое, но не подает признаков жизни. Это не оправдывает жестокие поступки, совершенные людьми, которые потеряли способность чувствовать, но это объясняет, почему они это делают. А еще это заставляет нас задуматься о нашей ответственности перед собственными детьми: что они видят и слышат? Как мы относимся к ним, к себе, к другим?

© О.М. Красникова психолог-консультант
Руководитель психологического центра «Собеседник»,
помощник ректора Института христианской психологии по учебной работе