(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Портрет. Владислав Шинцел

Журнал EMCAPP  № 1 2012 год

Представляем вашему вниманию статью-автопортрет Владислава Шинцела, сертифицированного психотерапевта АХП, мастера спорта международного класса по шахматам, одного из сооснователей Ассоциации христианских психологов в Польше. Он родился в 1943 году. Защитил диссертацию по психологии личности участников шахматных турниров на факультете христианской философии при Академии Католической Теологии в Варшаве. Прошел тренинг по психологической помощи в Институте польской психологической ассоциации психического здоровья.

Несколько лет Владислав Шинцел был членом правления Ассоциации христианских психологов. В настоящее время участвует в работе польского отделения Международного Совета христиан и иудеев.

Руководил клиникой для лечения никотин-зависимых. Работал психологом-консультантом в больнице, оказывая помощь людям с психосоматическими нарушениями, больным анорексией и булимией, депрессией, тревожными, биполярными и шизоаффективными расстройствами.

В насточящее время работает в Центре психологической поддержки АХП и в Клинике психического здоровья, где заведует отделением клинической психологии.

В этой статье Владислав делится своим опытом христианского психотерапевта, рассказывает о том, как пришел к Богу, и о своем видении христианской психологии.

 

До того как я стал психотерапевтом, я работал в должности психолога в железнодорожной компании. Я также играл в шахматы в профсоюзном клубе. Мое положение в то коммунистическое время было достаточно комфортным: меня посылали на турниры или соревнования, и я получал за это зарплату от клуба. Таким образом получить звание мастера спорта международного класса не составило особого труда. Из шахмат я для себя вынес две вещи: во-первых, что расслабление — это путь к достижению лучших результатов, и во-вторых, что мы мыслим также и образами. Введение военного положения в Польше в 1981 году перед концом полуфинала национального чемпионата по шахматам стало для меня знаком: «Игра — это еще не все. В жизни есть более важные вещи».

Путь моего обращения к Богу состоял из трех этапов. На психологическом тренинге я узнал правду о себе: осознал силу негативного отношения к членам своей семьи — это было первым этапом. Затем была смерть Кришамурти, идейного вдохновителя и “гуру” движения «Нью эйдж», лишь позже я понял, что тогда произошел прорыв в моей духовной жизни. Наконец, 25 лет назад я принял благую весть о том, что Бог не только справедлив, но также добр и милосерден. И тогда я спросил Господа, каково моё призвание.

В марте 1986 года я был в христианском лагере, и получил ответ из уст пастора-пятидесятника Тома Костамо в его проповеди о спасении благодатью Божией. Известие о том, что Бог хочет простить мне мои грехи просто так, без всяких условий, взволновало меня и достигло самого сердца, истерзанного чувством вины. Вместо ланча я отправился в лес с Библией. Ответом на мои молитвы был стих: «Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение и узникам открытие темницы» (Исайя, 61:1). Я поверил в то, что апостол Павел говорил в послании К Ефесянам (2:8-9): мы «спасены через веру», и это «Божий дар: не от дел». Сейчас я могу сказать, что это, пожалуй, ключевое утверждение интегративной психотерапии, когнитивной психологии и библейской антропологии.

Тогда я начал свою работу с никотин-зависимыми, проповедуя «пленным освобождение”. В нескольких местах я практиковал психотерапию с элементами библиотерапии, используя книги по библейской тематике. Для меня это было время неофитства и нестабильности: по наивности я был убежден, что после нового рождения личности, все ее или его личностные проблемы должны исчезнуть. Поэтому вместо реальной психотерапии, я то и дело начинал читать пациенту проповедь. В больнице мне дважды делал замечание по этому поводу за это один из врачей, и  потом пожаловался психиатру, с которым я работал.

Я надеюсь, что Бог по Своей благости исправил те ошибки, которые я допустил в неофитском запале. Я верю в Его присутствие на терапевтических сессиях, где я часто молился с моими пациентами.  Я просил Господа помочь сохранить все то, что приходит от Него, и избавить от всего, что было сделано по человеческой греховности. Могу сказать, что на тот момент в моей терапевтической работе харизматическая сторона преобладала над профессиональной.

Сейчас я использую меньше сакрального языка из Писания и реже говорю слово «Бог», но тем не менее постоянно чувствую присутствие Бога в моей жизни и, разумеется, на терапевтических сессиях, которые я провожу. Я убежден, что психотерапевт истинно живущий по вере сам по себе может быть свидетельством Божьего присутствия даже не говоря ни слова. Хотя иногда цитаты из Библии спонтанно слетают у меня с языка при разговоре с клиентом, который ничего не говорит о своей духовной жизни на наших встречах.

До своего обращения я живо интересовался всеми аспектами движения «Нью эйдж». Занимался астрологией. В феврале 1986 года со смертью Кришнамурти, проповедника индуизма в странах западного мира, которого теософы считали самой экстраординарной личностью в вопросах формирования духовности двадцатого века, в моей духовной жизни произошел переворот. Думаю, Кришнамурти смог донести (по крайней мере для меня) послание «закона кармы», который оказался по содержанию схожим со словами апостола Павла: «Что посеет человек, то и пожнет» (Гал 6:7). Медитация казалась тогда подходящим решением, но в ней не было ни слова о прощении. Было ли совпадением то, что сразу после смерти гуру в мою жизнь пришла проповедь о спасении по благодати? Я не считаю это случайным стечением обстоятельств! Поэтому сейчас моя деятельность в АХП, кроме всего прочего, заключается в изучении пограничной области между психологией и духовностью.

В моем случае обращение было настоящей метанойей: я оставил все свои прежние занятия и выбросил книги по астрологии, что для меня также было переломным моментом. В Послании к Римлянам есть такие слова: «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим 8:28). Те знания, которые я вынес из «Нью Эйдж» помогают мне и сейчас. Я один из немногих психологов, кто консультирует людей перед процедурой экзорцизма, и я уверен, что мои познания в области астрологии, йоги, индийской философии, «Книги Перемен» - И Цзин и другие, приобретенные во время моих эзотерических поисков, теперь использутся Господом по Его промыслу во благо тех моих клиентов, кто, как и я прежде, прикоснулся к оккультизму. С этим багажом опыта и 25-летним осмыслением его с точки зрения Писания я могу уверенно консультировать тех, кто хочет попасть к экзорцисту.  А также применять эти знания для лечения людей, которые приходят на терапию только с психологическими проблемами, тогда как у меня есть веские причины либо интуитивное чувство, что проблемы эти корнями уходят в сферу более высокую, чем психика.

Около 20 лет назад Польская психологическая ассоциация  рассылала опросник псхологам с вопросами об их интересах. Я написал: «Христианская психотерапия». Мой дальний родственник Олаф Зулич прочел это, нашел меня через больницу, где я работал, и пригласил к себе домой на встречу нескольких людей со сходными интересами. Я, в свою очередь, пригласил Магду Хапонковску из Церкви Бога во Христе — поэтому нас было двое некатоликов, участвовавших в основании Ассоциации христианских психологов. Олаф позже все время повторял: «Не знал, что мой дядя — не католик».

Поначалу сферой моих интересов было отслеживание направлений психологии и психотерапии, которые не согласовывались с Библией. Сейчас это кажется смешным, но тогда один из приглашенных мной в АХП лекторов Дейв Хант, критик «Нью Эйдж», начал свою речь фразой: «не существует такого понятия, как христианская психотерапия». Когда он критиковал К. Г. Юнга, один из наших психологов даже рассердился! Но я ценю то время особого воодушевления!

Мое понимание основополагающих принципов христианской психотерапии таково: как истинная вера основывается на живых отношениях с Богом, так и в любой терапии отношения между психотерапевтом и клиентом являются важным фактором. Поэтому психотерапевт должен быть инструментом в руках Божьих, являющим Его любовь. Еще хочу сказать об одном важном общем для психотерапии и проповеди свойстве, которое можно выразить следующими словами: «ты узнаешь истину, и она сделает тебя свободным».

Можно упомянуть также более конкретные важные темы, например, прощение. С опытом я стал замечать, что часто верующие люди стараются простить быстро и потому поверхностно. Насколько важно в психотерапии терпение! В работе с людьми религиозными, особенно с тревожными и гиперчувствительными, я особенно выделяю опасность поверхностного прощения. Чтобы по-настоящему простить, нужен акт воли, но это не вытесняет чувство обиды, агрессию, тревогу и т.д. Люди состоящие в тревожных отношениях с Богом склонны «прощать по приказу суперэго», что на практике означает интеллектуальное прощение без эмоций, которое не имеет ничего общего с истинным актом прощения, и является пустым заявлением. В данном контексте хочу обратиться к словам китайского христианина, Вотчмана Нии, который отметил, что духовная сторона сознания отличается от эмоциональной, которая закладывется в семье и обществе.

Может ли каждый прийти к Господу своим путем? Очевидно, да! Проблемы начинаются с интерпретацией ответов на вопрос о своем, личном пути. Я убежден, что Бог говорит с нами и сейчас, но когда чрезмерное значение придается сверхестественным харизматическим дарам, без знания Писания, это приводит эмоциональных людей в духовную пустыню.

Слово Священного Писания — это объективная мера, признанная иудейско-христианским миром, которая в сочетании с личным откровением создает гармоничное целое. Церковь обладает мудростью, чтобы оберегать от поспешных выводов частных откровений. Практика многих верующих людей в Польше, к сожалению, показывает, что люди больше склонны верить в неподтвержденные чудеса, чем в явные дела Господни. Как результат нездоровой духовности возникают психологические нарушения. Жажда чудес присутствует не только в «Нью Эйдж», но и в христианском мире.

Некоторые непосвященные люди понимают внутренний голос дихотомично: как голос Бога или сатаны. Но я думаю большее приходит от человеческого духа. Это правда, что Господь вдохновляет нас, а враг человеческий пытается соблазнить нас, но делить мир на «белое и черное» — нездоровый подход. «Черные» - это слуги сатаны, а мы «белые». Такая позиция неконструктивна ни для построения будущего страны, ни для развития личности. Если у меня есть как хорошие, так и плохие стороны, тут и проявляется свобода выбора, которую нам дает Бог, чтобы выбрать хорошее.

Для нас, психотерапевтов, большое значение имеет завет, заключенный между Богом и Авраамом. Когда имеешь дело с людьми, выросшими в традиционной религии, часто наблюдаешь отсустствие четких духовных решений. Случается, что не только первое причастие, но и конфирмация происходит не по сознательному выбору. Эти люди никогда сознательно не выбирают Бога, потому что не знают, что Он принимает их как личностей со свободной волей и ждет их согласия. Психотерапия, которая проводится при условии свободной воли и личного выбора, имеет побочный эффект создания ментального пространства, где человек может осознать совю свободу перед Богом. Таким образом, даже  психотерапия, которая не уделяет особого внимания духовности, такая как, например, когнитивная терапия, может способствовать осведомленности человека о возможности выбора, которая приводит к обращению к Богу.

Верующий психолог должен помнить о предостережении из Песни Песней: «Не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно» (Песн. П. 2:7). Для меня это значит, что не надо пытаться обращать кого-либо. Только Бог знает, как повернуть жизнь человека так, чтобы он сам стал искать встречи с Ним.