(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Глава шестая. Душа и тело

Глава шестая

Душа и тело

6.1. Связь души с телом

Тайна связи между телом и душой волновала многие умы — и богословов, и философов. «Есть ли в природе принцип, более таинственный, нежели связь души и тела, принцип, благодаря которому предполагаемая духовная субстанция приобретает над материальной такую власть, что самая утонченная мысль может действовать на самую грубую материю». Так восклицает философия, ощущая в этой тайне средоточие проблемы духа и материи.

«Таинственно и связал (Бог) персть с умом и ум с духом», —

говорит святитель Григорий Богослов, подразумевая под перстью тело и плоть, а под умом — умную, духовную природу души.

Несмотря на различение тела и плоти, о котором мы уже говорили (см. главу четвертую «Тело и плоть человека»), здесь мы будем то и другое называть телом, т.е. понятием более емким, кроме случаев, где это особо оговаривается. Точно так же и у святых отцов вместо «тело» могут встречаться «плоть», «персть», а вместо «душа» «дух», «ум». Ясно, что здесь рассматривается связь сущностей, которые противоположны друг другу по природе, по происхождению, как это мы видели в разделе 3.3 «Состав природы человека».

6.1.1. Происхождение души и тела

Душа и тело происходят из одного начала,  одновременно. Но это не абсолютный принцип, а лишь утверждение, что ни душа сама по себе, ни тело само по себе не предваряют друг друга в происхождении и не существуют друг без друга.

Святитель Григорий Нисский говорит:

«Ни душа прежде тела, ни тело без души... но единое начало у обоих».

«Не предшествуют души телам, как учат манихеи…» 

полемизирует Псевдо-Афанасий. Так же и преподобный Иоанн Дамаскин:

«…Вместе тело и душа созданы, а не сперва одно, потом — другое, как пустословит Ориген»4.

Ориген, как мы уже видели, считал, что души сотворены были прежде мира, и в каждом человеке

«…душа предшествует телу, а тело — это кожаные одежды».

Так же учили Феодорит Киррский:

«Душа создана вместе с телом …»,

и святитель Григорий Палама:

«Душа, содержа тело, с которым вместе создана…»,

и преподобный Исаак Сирин:

«Невозможно, чтобы душа получила бытие и была рождена без совершенного образования тела с его членами».

Таким образом общее православное учение утверждает одновременность рождения души и тела. Здесь мы видим противоречие идее предсуществования душ, что очень значительно для православной антропологии. Но отсюда можно сделать еще один очень важный и далеко идущий вывод. Если душа образуется Господом вместе с образованием тела, то, следовательно, зародыш человека есть человек. Значит, нет никакой стадии эмбрионального развития, на которой зародыш мог бы рассматриваться не как человек. Зачатое есть человек, и на него, на эмбрион должны распространяться все нравственные отношения между людьми. Этот вывод является одним из оснований православной биоэтической концепции, которая оформляется сейчас в Русской Православной Церкви.

6.1.2. Соединение души и тела

О том, что душа и тело соединены в человеке, мы уже говорили. Более того, человек есть единство души и тела, причем такое, что и границу провести между явлениями одного и другого невозможно.

«Бог посеял и смешал душу с плотию, и столь тесно соединил их, что трудно наверное сказать, плоть ли служит носителем души или душа носителем плоти, душа ли принадлежит плоти или плоть душе?»,

 — так говорит Тертуллиан, выражая таинственность соотношения. Невозможно видеть соединенность души и тела, невидимо они сосуществуют в человеке.

Святитель Василий Великий утверждал это единство так:

«Вот что человек: ум, тесно сопряженный с приспособленною к нему и приличною плотию…»10 

«Человеком в самом истинном смысле относительно природы называется не душа без тела и не тело без души, но то, что составилось в один прекрасный образ из соединения души и тела.: человек создан бессмертным и непричастным никакому тлению и болезням»11 .

(Священномученик Мефодий Патарский)

Итак, человек — это и душа, и тело, таинственное единство духа и материи, а вернее — духовно-телесная природа. Но почему мы так упорно говорим о двух- или трехчастном составе человека, почему учим о душе отдельно от тела, почему с самого начала мы не строим наше учение как учение о единой природе? На это есть несколько причин.

1. Священное Писание указывает, и не только в Книге Бытия, что человек имеет два естества в себе. Причем эти два естества противоположны друг другу, а в греховном состоянии враждебны друг другу.

2. Все святоотеческое богословие видит человека состоящим из двух естеств.

3. Смерть человека разделяет два естества, и их дальнейшая судьба различна.

4. Как показывает весь духовно-аскетический опыт, общечеловеческий опыт, психологические наблюдения, наука, все многообразие человеческой жизни не может быть целиком сведено к одному только естеству — духу или материи, к одному только миру — видимому или невидимому.

«…Человек есть сложное создание; составленный из души и тела, он, сообразно существу этих составляющих, не един по природе... Вот что такое человек: разумная душа, нуждающаяся в теле, которое соединено с нею как вспомогательное орудие»12.

(Памфил Иерусалимский)

Таким образом, мы утверждаем, что человек един, хотя и состоит из естества духовного и естества телесного, из души и тела. И потому, рассматривая соединение их, нам труднее представить себе их разъединенными, чем говорить об их соединении.

6.1.3. Пространство соединения

Но где и как соединены душа и тело? Здесь возникает несколько вопросов. Очень важно понять, есть ли члены тела неодушевленные или все тело одушевлено?

«Душа соединена с телом: целая с целым, а не часть с частью, и не им объемлется, но его объемлет, как огонь железо»13 ,

так говорит преподобный Иоанн Дамаскин. Так же учат и другие отцы:

«Душа рассеивается по всем членам тела…»14 

«Душа же… проникает своим светом все тело…»15 

(Немезий Емесский)

«Душа, содержа тело, с которым она вместе создана, находится в теле повсюду, а не в одном только определенном месте тела, и тоже не как превосходимая, но как содержащая и превосходящая тело, и все это по образу Божию»16 .

(Святитель Григорий Палама)

Итак, тело все пронизано душой, и нет такой части тела, где бы душа не оживотворяла его.

Но возможно ли говорить об обратном? Может ли душа превосходить тело? Отчасти мы это уже видели в только что приведенном отрывке из Паламы. Нечто подобное есть и у Немезия. Но вот что показывает психологический опыт.

Как известно, у человека есть чувства контактные — тактильное и обонятельное, а есть дистальные — зрение и слух. Нас сейчас будут интересовать последние. Итак, дистальные способности, а они принадлежат душе, разумеется, развиваются таким образом, что человек способен зрением и слухом перенести сознание свое бесконечно далеко за границы своего тела. Способности эти, конечно, весьма различны. У ребенка они развиты слабо, у взрослых могут достигать удивительных значений. Неодинаково реализуются эти дистантные способности в разных частях пространства по отношению к телу человека. Многое зависит от ориентации человека. Изучая зрительные ориентации, психологи сумели измерить и изучить способности человека в разных уголках пространства вокруг его тела. На основе этих исследований была создана объемная «карта зрения». Ее оптимум лежит прямо перед лицом человека и сильно удлинен вперед; сзади находится «мертвое» пространство, где человек не может видеть. Образовавшиеся в исследовании формы зрительных объемов нельзя, конечно, идентифицировать с чувствами души. Но дело в том, что энергии души распространяются за ее пределы. Это же может быть относимо к слуху, к движениюрук, ног и т.д.

Все пространство вокруг человека пронизано тем или иным действием его естества, его деятельностью. Вся эта деятельность есть проявление сил души. Разве эти силы души не превосходят тело? Разве не переносят душу вне тела?

Но вернемся к нашей теме. О превосходстве читаем и у Немезия Емесского:

«Душа ведь не управляется телом, но сама управляет им, она не заключена в теле… но тело в ней»17 .

Здесь нет утверждения, а есть лишь намек на то, что душа превосходит тело, но ведь и нам важно только указать, что тело без души не существует, душа же — существует.

Есть и еще свидетельства тому, что душа в теле повсюду. Так, преподобный Макарий Египетский говорит:

«Душа есть во всех членах; она действует и вверху в мозгу, и она же приводит в движение ноги внизу»18 .

«Душа, когда сочеталась с телом естественным образом, чрез соединение, а не по [свободному] произволению, доставляет [телу] жизненную силу; невероятно было бы душе не оживотворять тело, c которым она пребывает»19 .

(Псевдо-Василий)

Однако таинственность этой связи приводила наших отцов в замешательство:

«К чему говорю, что за существо душа? Даже и того нельзя сказать, каким образом пребывает она в нашем теле. Что сказать об этом? Что она простирается по всей величине тела? Но это бессмысленно, ибо такое свойственно телам. А что это не относится к душе, ясно вот откуда. Нередко, когда и руки и ноги [тела] отрублены, остается она невредимой... Стало быть, душа [есть] не во всем теле, но собрана в некоей части его? Но тогда необходимо прочим членам [тела] быть мертвыми: ведь бездушное всегда мертво. Однако и того нельзя сказать, но [только это]: что душа в нашем теле есть, мы знаем, а каким образом она есть, не знаем…»20  

(Святитель Иоанн Златоуст)

Нечто подобное высказывал и А. Позов, христианский антрополог XX века:

«Душа связана с телом в определенных пунктах, но проникает собою все тело…»21

Пытаясь отвечать на вопрос, где душа находится в теле, как тело «облекает» душу, мы все время хотим связать в одно несоединимые понятия. Душа не может иметь материальных координат. Как же можно указать ее «место»? Не лучше ли отказаться от такой мысли?

На наш взгляд, лучший выход из этой ситуации нашел епископ Немезий Емесский:

«Когда говорится, что душа находится в теле, то понимается это не в том смысле, что она находится в теле как в месте, но в смысле связи, взаимоотношения»22 .

Действительно, душа ли в теле, тело ли в душе — важно то, что они связаны и связаны не дистантно, но взаимопроникновенно. Можно сказать словами Филопона Иоанна:

«Душа — видообразующий принцип для тела»23 

6.2. Взаимодействие и соответствие

6.2.1. Соответствие

Душа не только оживотворяет тело, она проникает в каждый член тела, и в каждом действует соответственно замыслу Творца. Можно сказать, что каждый член тела действует по мановению души.

Между способностями души и свойствами членов тела есть глубинное соответствие.

«Каждая сила души его (человека) находится в гармоническом соотношении с чувствами тела и соответственными органами»24 .

(Преподобный Максим Исповедник)

«Душа… обложилась и облеклась членами сего тела, облеклась оком … всеми членами тела и срастворилась с ними»25 .

(Преподобный Макарий Египетский)

«Будучи органом души, тело разделяется, соответственно, душевным силам, потому что оно устроено сообразным и приспособленным к ним… каждой психической способности (силе) — назначены особые части тела…»26  

(Немезий Емесский)

Взаимодействие, таким образом, продиктовано изначальным соответствием. Тело устроено приспособленным к способностям души, душа приспособлена к органам тела. В этом и реализуется принцип соответствия.

Но возникает другой вопрос: что первично в генезисе человека? Тело развивается по соответствию с душой или душа приспосабливается к телу, к его органам? По приведенным выше цитатам можно предположить, что в православной антропологии принято именно мнение о том, что развитие тела следует за душой, что именно душа — воспитатель.

6.2.2. Душа — управитель и воспитатель тела

Святитель Григорий Нисский предполагал, что в душе если не развитие можно наблюдать, то хотя бы постоянное раскрытие ее функций:

«По мере развития человека сила души раскрывается сообразно величине тела. Сперва, благодаря питательному началу и растительному началам, возникает она у тех, кто образуется внутри [материнской утробы]. внутри сотворяемых [тел]. После того прилагает она происшедшим на свет дар чувствования, обнаруживая затем уже, словно некий плод, разумную [в них] способность…»27  

Напротив, святитель Василий Великий полагал, что душа сразу может преподать телу всю свою мудрость, но тело должно еще вырасти, чтобы принять в себя эту мудрость:

«Дивись Мастеру, как Он души твоей силу с телом соединил, чтобы она, крайних пределов его достигая, главнейшие разобщенные члены к единому согласию... приводила. Рассмотри, какое тяготение исходит от души! Как приемлет тело жизнь от души, а душа — скорби от тела»28 .

«Чем Бог для души, тем и душа является для тела, воспитывая собою служебную материю и предрасполагая ее к Богу как сотоварища по рабству»29 .

(Святитель Григорий Богослов)

Так же и другой святитель — Иоанн Златоуст:

«Как возничий для колесницы, как корабельник для судна, как музыкант для инструмента, так и душа учреждена Ваятелем для сего бренного сосуда. Она и поводья держит, и кормило движет, и струны перебирает»30 .

Для святоотеческой мысли очень характерно сравнение души с возничим или наместником, а тела — с колесницей. В этом поэтическом образе проступает глубокая убежденность в превосходстве души над телом. Иначе и быть не может, ведь вся аскетика стоит на этом. Если душа не может управлять телом, то весь аскетический труд не достигает цели. С другой стороны, пленное тело приносит страдания душе, что может быть как источником пользы, т.е. аскезы, так и источником горьких страданий.

Так свидетельствует Священное Писание:

2 Мак. 6. 30: ...принимаю бичуемым телом жестокие страдания, а душою охотно терплю их

«Телесные делания… действуя неразлучно с душевными, суть самые сильные, помогающие тем душевным средствам (вниманию, бодренности, трезвению)…»31  

говорит святитель Феофан Затворник. И это так потому, что душа столь тесно сопряжена с телом, что боль одного передается другой.

«Душа соболезнует телу по общению с ним, как и тело соболезнует душе; душа веселится при веселии тела, приемлет в себя и скорби его»32 .

(Преподобный Исаак Сирин)

Это, однако, не значит, что в душе нет своих скорбей и страстей. Тот же святой отец пишет:

«…В душе и без телесного естества, естественно, есть похоть и раздражительность, это суть страсти души»33 .

6.2.3. Душа — пленница тела

Есть и еще один вариант соотношения души и тела. Мы уже встречали его у Василия Великого: душа и тело — «сотоварищи по рабству». Более определенно это высказал святитель Григорий Богослов, назвав тело трупом и тюрьмой:

«Душа есть Божие дыхание … это свет, заключенный в пещере, однакоже божественный и неуасимый. И ты, душа моя  … кто cделал тебя т р у п о н о с и ц е ю ? (разрядка моя. — А.Л.)»34 .

У такой точки зрения есть несколько обоснований: во-первых это неумеренный аскетизм, во-вторых, влияние эллинской философии, особенно Платона, в-третьих влияние Оригена, который считал, что Бог:

«...душу соединил c телом для наказания»35 .

Такое же мнение встречалось у еретиков, например, как передает писатель IV в. Егемоний, у манихеев:

«Материя… создала человека по роду того первого человека и связала душу в нем»36 .

На это возражал священномученик Мефодий Патарский:

«…Тело не есть узы, но… как в добре, так и в зле, оно содействует душе…»37 

Итак, в православии, все же преобладает оптимистическое отношение к связи души и тела. Это обусловлено двумя положениями, которые мы уже рассматривали: не тело виновник греха души, во-первых, и образ Божий раскрывается и в теле тоже, во-вторых.

«Человеческое тело, как и душа, суть художественные изделия Его человеколюбивого и благодетельного Промышления»38 .

(Святитель Фотий Константинопольский)

И все-таки реальное состояние падшего человека таково, что тело весьма ограничивает душу.

6.2.4. Душа ограничена телом

Ограничения эти могут быть связаны с ростом тела, как мы уже отмечали, но могут быть и связаны с нравственными и онтологическими причинами.

«Душа… постольку стеснена в своей скорости, поскольку в движении ее участвует тело; но не теряет своего знания… душа, сопутствуемая своим телом, [хотя и] до некоторой степени задерживается смешением ее быстроты с медлительностью тела»39,

так писал святитель Ириней Лионский. Примерно так же считали Евсевий Кесарийский:

«Существо души, будучи естеством умным и словесным, в младенствующем по естеству теле приобщилось, вопреки [cвоему] естеству, состоянию бессловесного существа»40 ,

и автор сочинения, приписанного святителю Василию Великому:

«Но по необходимости изделие последует форме, то есть телу — душа, ибо надлежит им вместе быть чем-то сложным. Сперва, однако, — положение тела; душа же, по мере следования [ему], ограничена местом [которое занимает] в силу отношения [вар. связи с] к телу, или смешения [с ним]»41 .

Протоиерей В.В. Зеньковский так охарактеризовал связь души и тела:

«...сфера тела и сфера душевно-духовная не «склеены» вместе, а образуют в нем живое единство. ...человек всегда и во всем духовен... Если человек... есть живое единство... то он всегда и во всем и телесен, и духовен»42 .

Такая прозорливая точка зрения и нам внушает относиться к душе и телу не как к двум частям одного существа, а как к одному существу с двух разных сторон. Кроме этого, видим здесь важнейший методологический принцип: все в человеке: и греховный поступок, и духовный подвиг — все духовно. Человек никогда не плоть по сути, не низмен, но все совершает по духовному (хотя и весьма искаженному) смыслу.

6.3. Христологический принцип соединения

Одним из принципов православной антропологии является христология. Христос есть истинный Образ Божий. Он есть истинный Человек и потому есть типический образ устроения человека.

Именно человечность Христа Иисуса раскрывает нам нашу человечность. От Него мы научаемся, какою наша природа должна быть, но не стала из-за греха. Познаём свою немощь и свое (возможное) величие.

Святой апостол Павел проводил параллель между телесностью человеческой и телесностью Иисуса Христа через понятие ветхого и нового человека:

Рим. 6, 6: ...зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху;

Ориген указывал на эти параллели:

«…Бессмертный Бог-Слово, Который восприял смертное тело и человеческую душу… Слово, Которое по существу Своему остается Словом, не претерпевает страдания, как претерпевает его тело или душа»43 .

И еще:

«Сын Божий… восприял не только тело человеческое … но и душу, и притом естеством сходную с нашей…»44 

Из древних лучше всего это выразил епископ Немезий Емесский:

«Соединение (души с телом) лучше и точнее всего могло бы подойти к соединению Бога Слова с человеком, после которого Соединившийся, х (т.е. Бог Слово) остался неслитным и неограниченным, хотя и не совсем по образу души <...>»

«Душа сединена с телом, но соединена неслитно»45.

Это почти те же термины, что использованы были Халкидонским собором в христологическом догмате.

«Плоть Его, облегающая душу, представляет собой лучшую параллель миру, облекающему собой Логоса, как одеждой. Его душа является образом Самого божественного Логоса, Проявившегося в мире своими энергиями»46 , —

так это, но в более позднее время (после Халкидонского собора), выразил преподобный Максим Исповедник. Подобно ему говорит и Псевдо Анастасий:

«По примеру богомужного Христа в человеке душевно-мужественным образом действует оба начала — душа и тело. ...душа, существующая по образу и подобию невидимого Бога Слова, действует душевно-мужественно, т.е. телесно-душевным образом»47 .

А так же:

«И, должно быть, душа [наша] проста по образу простого Божественного естества, а сложное наше [составление] из души и тела — по подобию воплощения Слова»48 .

Идея параллели двух природ во Христе и двух естеств в человеке, так отчетливо намеченная святыми отцами, помогает нам только понять, какова тайна соединения души и тела. Но применить догмат о Христе к человеку мы не можем, ибо и душа и тело есть тварные сущности. Это скорее метод аналогий. Здесь мы близко подходим к теме образа Божия, но о ней в своем месте.

«Надлежит нам усильно взирать на Него, веруя и любя Его, все отринув и Ему внимая, дабы Он, написав небесный Свой образ, ниспослал [его] в души наши»49 .

(Преподобный Макарий Египетский)

 

6.4. Возрастание и научение

Жизнь человека проходит в непрестанном учении, приспособлении, преодолении, терпении, деятельности, творчестве. Все эти стороны жизни совершаются, конечно, с участием и души и тела, хотя и в разных соотношениях. Например, меньше нагружает тело, чем трудится душа; грузчик в большей степени работает мышцами, чем мыслит. Но и тот и другой труд всегда совершается целостным человеком.

Любая деятельность, в которой действуют и душа и тело, требует определенных условий. Во-первых, полного соответствия психических (душевных) действий физическим. Во-вторых, способности быстро и адекватно научаться новым действиям в новых условиях. Это, в свою очередь, делает учениками и душу и тело. В результате учится тело, учится и душа. И их ученичество есть фундаментальное свойство жизни. Всю жизнь продолжается непрестанная работа. В этом процессе есть ведомые и ведущие, причем чаще всего ведущая это душа, но иногда и тело.

Например, человек впервые пилит дрова двуручной пилой. Его напарник, беря на себя ведущую роль, принуждает новичка подчинить движения руки движениям рукоятки пилы. Принудительные движения постепенно становятся знакомыми. Душа осваивает новое и затем руководит работой тела, так что последнее уже подчиняется не внешнему своему партнеру, но душе. Душа научилась от тела.

Другой пример. Человек учится кататься на коньках или велосипеде. Сложное комплексное мышечное действие, незнакомое телу, совершается по психическому образу и понятию. Постепенно складывается «рисунок» действий тела. Постепенно тело осваивает навык, и он делается автоматическим. Здесь душа учит тело.

Оба этих примера достаточно сложны: в обоих учатся и тело и душа. Но есть примеры еще сложнее. Так, аскеза требует более сложного научения. Возьмем, терпение. Оно развивается постепенно, от одной ступени к другой, по мере укрепления души, причем она является инициатором такого состояния. При посте тело требует пищи. Это требование душа воспринимает в образе сильного чувственного состояния, которое в обычном поведении возбуждает человека к удовлетворению его, насыщению. Постящийся, однако, это состояние, во-первых, удерживает от возбуждения, а во-вторых, старается его угасить, скомпенсировать другим состоянием или переждать. От раза к разу голод как чувственное состояние слабеет, т.е. в душе складывается «бесчувствие голода». От такого «бесчувствия» ослабляются естественные реакции тела, они становятся слабее, не будучи упражняемы. Тело «привыкает» к голоду. Голод все реже и реже становится ощутимым. Таким образом взаимное научение совершается и в души, и в теле.

В таких научениях можно и нужно отметить некоторые закономерности.

6.4.1. Влияние тела на душу

Тело и плоть влияют на душу двояко.

Во-первых, как мы уже говорили, тело — источник внешних побуждений — холода или жары, комфорта или наоборот и многих других. Внешние побуждения тело передает душе чувственно и непосредственно, т.е. без контроля нравственного или аксиологического. Всё внешнее без участия души для тела безразлично. Так, душевно больные люди не чувствуют холода или боли.

Во-вторых, собственные побуждения тела и плоти предстают душе в образах и состояниях, но от внешних их отличает яркое «клеймо» — «мое».

Тело в этих двух смыслах принуждает душу страдать от внешнего или от своего. И если душа не научена и не утверждена в мужестве, то она страдает вместе с телом. Так царствуют в человеке страсти. Однако не все страсти телесны. Например, страсть власти или славы — не телесного происхождения.

Но, характеризуя телесные побуждения, следует особо подчеркнуть:

телесное побуждение не хорошо, не плохо, т.е. к нему нельзя применить нравственную оценку;

телесные побуждения, если к ним не прилагаются усилия души, захватывают ее и подчиняют себе;

они, наконец, способны расширяться и усиливаться без ограничения.

Таким образом, влияние тела на душу — это, во-первых, сообщение внешнего внутреннему; во-вторых, естественное, а значит, безнравственное и бездуховное; в-третьих, это влияние экстенсивно или интенсивно покрывает душу «дебелостью плоти».

6.4.2. Влияние души на тело

Душа всегда мучается от того, что одно привлекает ее сильнее — это тело, а другое представляется ей истиннее — это «небо». Поэтому соотношение к телу души — это всегда активный делатель проблем, как правило, не по естественному закону. Душа самовластно направляет тело к своей цели, не дает ему покоя, заставляет его трудиться и творить неудобовыполняемое и непривычное, терпеть нужду и страдать. Душа воспитывает тело и разрушает его. Она им пользуется и чаще всего неразумно.

Если же душа, не заботясь о себе, не заботится и о теле, то целое — человек — погибает. Сначала «погибает» душа, потом погибает и тело.

Итак, влияние души на тело состоит: во-первых, в активном и неестественном («с точки зрения» тела) действовании; во-вторых, в научающем и направляющем действовании, ибо без души тело не имеет нужных навыков жизни, все навыки и все умения — от души; в-третьих, душа действует в теле и вопреки телу; в-четвертых, душа, проникая в телесные органы, в том числе и органы чувств, делает их «умными», формирует чувственность, которая есть мир познаваемый. Душа формирует всю человеческую чувственность.

Сказанное здесь дополнено опытом психологического анализа и будет раскрыто в дальнейшем более подробно.

 

Примечания к главе шестой

1 Цит. по: Киприан (Керн), архимандрит. Антропология святителя Григория Паламы. С. 150.

2 hom.opif. (Об устроении человека) 29.3 (М. 44.236В).

3 qu.Ant. (Вопросы к Антиоху) 16 (М. 28.608А).

4 f.o. (Точное изложение православной веры) 2.12 (М. 94.921А) ( L 1362).

5 Schol. in Leont. et Jo. sacr. (Схолии к «Подбору священных параллелей») 2 (М. 86.2306).

6 Цит. по: Киприан (Керн), архимандрит. Указ. соч. С. 191.

7 Там же. С. 324.

8 Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. С. 14.

9 Цит. по: Немезий Емеский, епископ. О природе человека. С. 66.

10 Цит. по: Киприан (Керн), архимандрит. Указ. соч. С. 146.

11 Мефодий Патарский, священномсученик.Творения. С. 210. (1325).

12 panopl. (Учительное всеоружие) 6.1.

13 f.o. (Точное изложение православной веры) 1.13 (М. 94.853А).

14 ep. Diogn. (Послание к Диогнету) 6.2.3.

15 Немезий Емесский, епископ. Указ.соч. С. 71.

16 Цит. по: Киприан (Керн), архимандрит. Указ. соч. С. 324

17 Немезий Емесский, епископ. Указ.соч. С. 71.

18 hom. (Духовные беседы) 40.3 (М.34.764 С).

19 const. (Подвижнические уставы) 2.2 (Gaume 2.54A; М. 31.134.А).

20 incomprehens. (Беседы о непостижимой природе Божьей, или Против аномеев) 5.4 (М. 48.740—741).

21 Позов А. Основы древне-церковной антропологии.Сын человеческий. С. 26.

22 Немезий Емесский, епископ. Указ.соч. С. 67.

23 Цит. по: Немезий Емесский. Указ. соч. С. 67.

24 Цит. по: Епифанович С.Л. Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие. С. 71

25 Макарий Египетский, преподобный. Духовные беседы, Сл. 5,6.

26 Немезий Емесский, Указ. соч. С. 84.

27 anim. et res. (О душе и воскресении) (М. 46.128А).

28 hom. (Беседы) 3.7 М. 31.216А, В).

29 or.2 (Слово 2-е) 17 (М. 35.428А).

30 hom. in Mt. Беседа на Мф 7:14 (М. 51.41).

31 Феофан Затворник, епископ. Путь ко спасению. С. 206.

32 Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. С. 19.

33 Там же. С. 20.

34 Григорий Богослов, святитель. Творения, Т. 2, С. 43.

35 princ. (О началах) 1.8.1 (GCS vol. 22, 1913).

36 Arch. (Прение Архелая, епископа Месопотамского, с ересиархом Манесом) М. 10.1440А.

37 Мефодий Патарский, священномученик.Творения. С. 181, 183.

38 Цит. по: Киприан (Керн), архимандрит. Указ. соч.  С. 249.

39 haer. (Пять книг против ересей) 2.33.4 (М. 7.833А).

40 p.e. (Приуготовление к Евангелию) 6.6 (M. 21.720D).

41 parad. (Беседы о рае) 7 (М. 30.68В).

42 Русская религиозная антропология. Т. 2. С. 435—439.

43 Cels. (Против Кельса) 4.15 (GCS vol. 2, 1899 p. 285.15,18; М. 11.1048А).

44 princ. (О началах)4.4.4 (GCS vol. 22, 1913 p.353.11; М. 11.405В).

45 Немезий Емесский, епископ. Указ. соч. С. 69.

46 Епифанович С.Л. Указ. соч. С. 72.

47 Цит. по: Киприан (Керн), архимандрит. Указ. соч. С. 185.

48 serm. imag. (Cлово о человеке, сотворенном по образу Божию) 1 (M. 89.1144D—1145A).

49 hom. (Духовные беседы) 30.4 (M. 34.724С).