(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Тайноводственное поучение пятое. Из Петрова Соборного послания: темже отложше всяку злобу, и всяку лесть, и клевету и проч. (1 Пет. 2, 11).

1. По Божию человеколюбию, в прошедших собраниях довольно вы слышали о крещении, миропомазании, и причащении тела и крови Христовой: ныне же к последующему должно перейти нам, и сегодня положить венец духовному созиданию вашей пользы.

2. Итак, вы видели диакона, подающего умыться Иерею и Пресвитерам, окружающим жертвенник Божий. Но совсем не ради телесной скверны подавал он воду, не для сея причины. Ибо мы с плотскою скверною не вxoдим в Церковь. Но умовение знаменует, что надлежит вам очистить себя от всех грехов и беззаконий. Ибо как руки суть образ деяния, то чрез умовение оных изображаем следовательно чистоту и непорочность деяний. Не слышал ли ты блаженного Давида, cиe самое тайноводственно излагающего: умыю в нenoвuнньеx руце мои, и обыду жертвенник твой. Господи (Пс. 25, 6)? Итак, умывать руки значить быть неповинным осуждению за грехи.

3. Потом вопиет Диакон: обымите друг друга, и друг друга целуем: не думай, чтобы cиe целование одинакое было с теми лобзаниями, какия на торжище между приятелями взаимно бывают. Не таково cиe лобзание: оно души взаимно соединяет, и между собою совокупляет непамятозлобием. Итак, целование cиe знаменует соединение душ и отгнание всякого памятозлобия. Посему-то сказал Христос: аще принесеши дар твой ко олтарю, и ту помянеши, яко брат твой имать нечто на тя, остави ту дар твой пред олтарем, и шед прежде смирися с братем твоим, и тогда пришед принеси дар твой (Мф. 5, 23–24). Следовательно, лобзание есть примирение, и потому свято, как негде блаженный Павел вопиял, говоря: целуйте друг друга лобзанием Святым (1 Кор. 16, 20); и Петр, лобзанием любве (1 Пет. 5, 14).

4. После того иерей возглашает: горе (имеим) сердца. Ибо воистинну в тот страшный час надлежит горе иметь сердце к Богу, а не доле к земле, и к земным вещам. Потому cиe возглашение то же есть, как бы повелевал иерей, чтобы все в час оный оставили житейские попечения и домашния заботы, а имели бы сердце на небе к Человеколюбцу Богу. На cиe вы ответствуете: имамы ко Господу, согласуясь на оное повеление чрез ваше исповедание. Итак, здесь никто не должен предстоять в таком расположении, чтобы устами говорил: имамы ко Господу, а умом бы помышлял о житейских попечениях. И всегда надлежит помнить Бога, а если cиe ради человеческой немощи невозможно, по крайней мере, в оный час о том с любовию попещися должно.

5. Далее говорит иерей: благодарим Господа. Поистинне долженствуем благодарить Бога, что нас недостойных призвал в толикую благодать; что врагов сущих примирил нас (Рим. 5, 10); что удостоил нас Духа сыноположения (Рим. 8, 15). На cиe говорите вы: достойно и праведно. Ибо воссылая благодарение, мы совершаем достойное и праведное дело: Бог же не по правде, но выше правды действуя, облагодетельствовал нас, и толиких благ сподобил.

6. Посем воспоминаем небо, землю и море, солнце и луну, звезды и всю тварь, словесную и бессловесную, видимую, и невидимую, Ангелов, Архангелов, Силы, Господствия, Начала, Власти, Престоли, Херувимов многоочитых (Иез. 10, 21 и 1, 6), как бы говоря с Давидом: возвеличите Господа со мною (Пс. 33, 4). Поминаем же и Серафимов, которых Духом Святым видел Исаия, стоящих окрест Божия Престола, и двумя крылами закрывающих лице, двумя же ноги, а двумя летаюших, и восклицающих: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф (Ис. 6, 2–3). И для того преданное нам от Серафимов Богословие cиe повторяем, да соделаемся причастниками песнопения купно с премирными воинствами.

7. После сего, освятив себя духовными сими песнями, молим Человеколюбца Бога, да ниспослет Святого Духа на предлежащие дары: да сотворит хлеб убо тело Христово, а вино кровь Христову. Ибо всеконечно то, чего коснется Дух Святый, освящается и прелагается.

8. Потом, по совершении духовной жертвы, безкровной службы, при той же самой жертве умилостивительной, молим Бога о всеобщем мире церквей, о благосостоянии миpa, о Царях, о воинах и сподвижниках, о находящихся в немощах, о утомляемых трудами, и вообще о всех, требующих помощи, молимся мы все, и cию приносим жертву.

9. После поминаем и прежде почивших, во первых Патриархов, Пророков, Апостолов, Мучеников, чтобы их молитвами и предстательством принял Бог моление наше. Потом и о преставльшихся Святых Отцах, и Епископах, и вообще о всех из нас прежде почивших, веруя, что превеликая будет польза душам, о которых моление возносится в то время, как Святая предлежит и страшная жертва.

10. Хочу я вас и примером уверить. Ибо я знаю, многие говорят: какая, польза душе, с грехами или без грехов отходящей от миpa сего, если она поминается в молитве? И что если бы какой Царь послал досадивших ему в ссылку, а их ближние потом, сплетши венец, принесли бы ему оный за терпящих наказание, то не сделал ли бы он им облегчение наказания? Таким образом и мы за усопших, если они и грешники, принося Богу молитвы, не венец соплетаем, но Христа, закланного за наши согрешения, приносим, умилостивляя за них и за нас Человеколюбца Бога.

11. По окончании сего, ту молитву, которую Спаситель предал ученикам Своим, читаем, с чистою совестно нарицая Бога Отцем, и произнося: Отче наш, Иже еси на небесех (Мф. 6, 9). О превеликое человеколюбие Божие! Тем, которые от Него удалились, и были в крайней против Его злобе, такое даровал забвение оскорблений, и причасти благодати, что и Отцем Его называют: Отче наш, Иже еси на небесех. Небесами же Tе быть могут, которые носят образ небеснаго (1 Кор. 15, 49), и в которых Бог вселился и ходит (2 Кор. 6, 16).

12. Да святится имя Твое. Свято по естеству имя Божие, говорим ли мы то, или не говорим. Но, поелику в согрешающих иногда оскверняется, по оному: вами имя Мое всегда хулится во языцех (Ис. 52, 5; Рим. 2, 24). Для того молимся, чтобы в нас имя Божие святилось: не потому, что будто, не быв святым, начнет оно быть святым, но потому, что в нас оно святым делается, когда сами освящаемся и достойное святыни делаем.

13. Да приидет Царствие Твое. Чистая душа с дерзновением сказать может: да приидет царствие Твое. Ибо кто слышал Павла говорящего: да не царствует убо грех в мертвеннем теле вашем (Рим. 6, 12), и кто очищает себя деянием, и мыслию, и словом, тот может сказать Богу: да приидет Цapcтвиe Твое.

14. Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Божественные и блаженные Ангелы Божии, творят волю Божию, как Давид воспевая сказал: благословите Господа вси Ангели Его, сильнии крепостию, творящии слово Его (Пс. 102, 20). Посему ты, моляся, говоришь cиe в таком значении: как во Ангелах Твоя бывает воля, так и на земли во мне да будет, Владыко!

15. Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Хлеб наш обший не есть насущен. Хлеб же сей Святый есть насущный: вместо того чтобы сказать, на существо души устрояемый. Сей хлеб не во чрево входит, а афедроном исходит (Мф. 15, 17), но во весь твой состав разделяется, на пользу тела и души. А слово днесь говорится вместо на всяк день, как и Павел сказал: дондеже, днесь, нарицается (Евр. 3, 13).

16. И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Ибо многие мы имеем прегрешения. Потому что согрещаем словом и мыслею, и делаем очень многое, достойное осуждения. И аще речем, яко гpеxa не имамы, лжем (1 Ин. 1, 8), как говорит Иоанн. Итак, мы с Богом полагаем ycловиe, моляся, чтобы простил нам грехи, как и мы ближним долги. Итак, помышляя, что вместо чего мы получаем, да не медлим, и да не откладываем прощать друг другу. Бывающие нам оскорбления малы суть, легки и удобопростительны: а от нас бывающие Богу велики суть, и Его токмо человеколюбия трсбующие. Итак, блюдися, чтобы для малых и легких противу тебя согрешений ты не затворил самому себе от Бога прощение тягчайших твоих прегрешений.

17. И не введи нас во искушение (Господи)! О том ли Господь научает нас молиться, чтобы нисколько не быть нам искушенными? И как же сказано в одном месте: муж не искушен, не искусен есть (Сир. 34, 10; Рим. 1, 28)? и в другом: всяку радость имейте бpamиe моя, егда во искушения впадаете различна (Иак. 1, 2)? Но войти во искушение, не значит ли быть поглощену искушением? Потому что искушение подобно есть некоему потоку, трудному для перехождения. Следовательно, которые, находясь во искушениях, не погружаются в оных, те переходят, как искуснейшие плаватели, не быв потопляемы ими: а которые не таковы, те вшедши погружаются, как например, Иуда, вшедши во искушенние сребролюбия, не переплыл, но погрузившись, утонул телесно и духовно. Петр вшел во искушение отвержения: но вшедши не погряз, а мужественно преплыв, от искушения свободился. Послушай еще и в другом месте, как всецелый лик Святых благодарит за избавление от искушения: искусил ны еси Боже, разжегл ны еси, якоже разжизается сребро. Ввел ны еси в сеть: положил еси скорби на хребте нашем. Возвел еси человеки на главы наша: проидохом сквозеп огнь и воду, и извел еси ны в покой (Пс. 65, 10–12). Видишь ли их дерзновенно радующихся о том, что пришли, а не увязли? И извел еси ны, говоря, в покой. (Там же 12). Войти им в покой, значит освободиться от искушения.

18. Но избави нас от лукаваго. Если бы оное: не введи нас во искушение, то же значило, что совсем не быть искушаему, то не придал бы, но избави нас от лукаваго. Лукавый же есть сопротивный бес, от которого избавиться молимся. По исполнении же молитвы говоришь ты, аминь. Запечатлевая чрез аминь, что значит да будет все, что в Богоданной сей молитве содержится.

19. По совершении сего говорит иерей: Святая Святым. Святая суть предлежащие дары, принявшие наитиe Святого Духа. Святы и вы, сподобившиеся Духа Святого. Итак, Святая Святым приличествуют. На cиe вы говорите: един Свят, един Господь Иисус Христос. Ибо поистинне един Свят, кто по естеству Свят. И мы Святы, но не по естеству, а по причастию, подвигу и молитве.

20. После того вы слышите певца, песнью Божественною призываюшего вас ко причащению Святых таин, и говорящего; вкусите и видите, яко благ Господь (Пс. 33, 9). Не телесному вкусу давайте судить о сем, никак, но вере несомненной. Ибо вкушающим, не хлеб и вино вкушать повелевается, но противообразное, тело и кровь Христову.

21. Итак приходя, не с простертыми дланями, ниже с разведенными перстами приступай: но левую руку сделав престолом правой, как хотящей Царя подъять, и согнувши длань, прими тело Христово и тут же скажи; аминь. Итак с опасением, освятив очи твои прикосновением Святого тела, причастися, остерегаясь, чтобы от оного ничего не погубил ты. А если что погубишь, тем как бы собственного своего члена лишишься. Ибо скажи мне, если бы кто дал тебе опилки золота, не стал ли бы ты оные держать со всяким опасенем, храня, чтобы чего не утратить из них и не сделать урону? Не с большим ли опасением то, что злата и камней драгоценных честнейше есть, блюсти ты должен, чтобы у тебя ни единая крупица не упала?

22. Потом, по причащении тела Христа, приступи и к чаше крови: не простирая руки, но наклонясь, и во образ поклоненья, и почтения, говоря аминь, освятися и крови Христовой причашаяся. И когда еще находится влага на устах твоих, прикасаяся руками, освяти и очи, и чело, и прочая чувства. Наконец, дождавшись молитвы, благодари Бога, сподобившего тебя толиких таинств.

23. Держите cии предания непорочно, и беспреткновенными себя храните. От причастия сами себя не отлучайте. Ради скверны грехов не лишайте себя сих Священных и Духовных Таин. Бог же мира да освятит вас всесовершеных (во всем); и всесовершенно ваше тело, и душа, и дух, в пришествие Господа нашего Иucyca Христа да сохранится (1 Сол. 5, 23). Коему да будет слава, честь и держава, со Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Содержание книги "Поучения"