(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Прения по докладам:

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ 1 февраля 2006г.

Прения по докладам:

Б.С. Братусь. Я позволю себе коротко отреагировать только на 2 проблемы. Первое – это вопрос о теории и практике. В области христианской психологии с теорией и практикой сейчас происходит то же самое, что произошло области академической (условно говоря) психологии, начиная с 60-х годов 20в. Тогда образовалась новая ситуация, когда прежняя классическая ситуация уже не удовлетворяла новым запросам, требовавшим новой психологии. Тогда и появилась, так называемая, практическая психология. Последняя поставила очень много проблем и для классической психологии. И сейчас мы видим очень важный поворот в психологии. Жизнь требует практической христианской психологии. Но мы, действительно, не можем говорить с людьми на языке 19 века. Что такое теория? Одно из древнегреческих определений: теория – это страстное созерцание. Практика без теории абсолютно невозможна.

Второе – это проблема тех противоречий (см. доклад о. Андрея Лоргуса), которые нужно признать и с которыми мы должны жить. Жизнь невозможна без противоречий. Если есть жизнь, то есть и движущие ее противоречия, которые непримиримы.

Именно в этой аудитории 80 лет назад Преосвященным Анастасием, Епископом Серпуховским были произнесены слова, с которых и началась психология в России. Он говорил, что само по себе исследование, исчисление душевных проявлений вполне возможно, но мы не можем измерить то, что составляет суть души – дух. Здесь применять исчисления было бы пагубным. То есть, с самого начала эти вещи были отделены. Люди, стоявшие у истоков отечественной психологии – Г.И.Челпанов и др. – они, разумеется, были верующими людьми. Но при этом они говорили, что они не рассматривают такие параметры души, как ее непротяженность, а относятся к ней как к физике. Психология не вмещает и не может вместить богословское понимание человека.

Психолог со своими психологическими понятиями (быстрота реакций и т.п.) не может вторгаться в область душепопечения. В этом отношении мы должны находить способы соотнесения психологии и богословия. Нужно все время помнить, что психика – это не пустяк. Именно психика, которая была предметом классической психологии. Она имеет свои законы. Сейчас все искаженно представляют, что психология – это про личность и про психотерапию. Если взять все тома “про психологию”, то про личность и психотерапию написано лишь 2-3 томика сверху. А остальные тома совсем не про то, а про то, как человек видит, запоминает, какие у него внутренние законы и т.д. Это действительно серьезная наука (сейчас в книжных магазинах, наоборот, происходит засилие книжек типа “Психология стервы” или “Как найти богатого мужа”, что к науке психологии имеет мало отношения).

Итак, нам надо находить определенные контексты и соотнесения. Действительно, мы не можем претендовать в качестве психологов на что-то, что принадлежит другому уровню. В конечном итоге, все науки понимаются в некотором контексте и в понимании своих границ, выше и ниже чего мы не можем зайти. Основные проблемы будущего христианской психологии – сможет ли она быть некой наукой в контексте богословского понимания личности. Мне кажется, что надо начать с тех точек, которые являются общими, из которых можно исходить. Например, понятие свободы. Это, действительно, понятие того, что личность как образ – дана. И мы как психологи признаем эту данность. Это понятие того, что учение о человеке мы не выводим из психологии, а, наоборот, приводим его в психологию.

Если начинать с общих точек, тогда мы придем и к различию и к признанию этого различия. Как сказал один, некогда известный, политик: прежде, чем объединиться, надо размежеваться. В нашем же случае, надо начать с противоположного: сначала объединиться, найти общие точки соприкосновения и тогда уже можно размежеваться, то есть, каждому понять свои возможности.

Протоиерей Виктор Гуров (Конаково, Центр образования и воспитания детей)

Комментарии по поводу доклада о мужественности о.Евмения. Тема давно востребована. Каким образом человек может принять себя, чтобы дальше существовать и что ему для этого необходимо. Заповеди – это конструктивные элементы развития личности. Заповедь “Не лги” дает человеку возможность для принятия себя. Если человек сможет научиться говорить правду, то он сможет и говорить правду о себе в конкретный момент (здесь и сейчас, а не абстрактно).

Это качество (умение не лгать) в значительной степени важно именно для мальчика как будущего мужчины. Если ребенок воспитывается и вырастает лживым, лицемерным, лукавым, то в будущем ему очень трудно стать настоящим мужчиной. Потому что мужественность – это ответственность, это – понимание того, что мужественный человек – это искренний, правдивый человек. Все остальное – это дополнительные краски.

Известно, что в нашем обществе мальчиками, по большей части, занимаются женщины. Так сложилось. Если один ребенок в семье, то чтобы он выжил, женщина учит его приспосабливаться к среде, а одно из качеств приспособления – это лукавство, которое помогает выжить. Оно имеет разный оттенок, в том числе и позитивный. Но если оно важно для женщины, то оно органически вредно для мужчин. Воспитывая своего мальчика, оберегая его от всевозможных напастей, от трудностей и желая стопроцентной гарантии успеха, женщины “стерилизуют” будущего мужчину в прямом смысле. Они его лишают возможности совершать мужские поступки в будущем. Эта “медвежья услуга” не признается и всячески камуфлируется.

Господь пришел к людям для того, чтобы дать им свободу. Он пришел к людям, которые находились в рабстве. Мы должны сами изменить отношение в наших головах к тому, что происходит в этом мире. Стремление к следованию православным традициям, культуре – это стремление к утверждению самого ценного, самого замечательного. К сожалению, наши люди не всегда понимают, что такое свобода.

Игумен Евмений. Женщина не может воспитать полноценного мужчину. Мальчик должен получить благословение на то, чтобы быть мужчиной от старшего мужчины (если нет отца, то от деда, либо тренера, либо учителя). Такой “старший мужчина”, значимый для мальчика, должен сказать ему: я в тебя верю, у тебя получится, ты – классный. Если мать воспитывает мальчика одна, то он становится старшим мужчиной в доме. И здесь завязывается непростой клубок отношений, и мама не хочет его отпускать от себя.

Детское восприятие Бога (рождественское, через розовые очки), должно умереть в переходном возрасте. Почему? предположим, что родители сами зашли на духовную вершину, но они затащили туда и своих детей. Но дети не покоряли эти вершины. Детям нужно сойти с этой вершины (это нормально, когда дети в переходном возрасте уходят из церковной жизни). Но если закваска христианская в них была заложена, то они, все равно, потом уже по-своему, обретают эти духовные ценности. Попытка удерживать, манипулировать – они ни к чему хорошему не приводят. Они приводят к усилению агрессии, неприятия, отторжения церкви. Проявление родительской мудрости – не менять отношения к ребенку, если он уходит из церкви. Теория нужна постольку, поскольку она применима на практике. Наши знания должны помогать ответить на вопрос: как сделать, чтобы количество любви было больше в этом мире. Как сделать, чтобы слез на глазах, благодаря нашей теории стало меньше? Как теорию превратить в практическое знание, благодаря которому людям станет легче дышать, жить и т.д. Здесь не имеется в виду снятие креста, крестоношения, а только случаи, когда возникают трудности, вопросы, на которые можно найти ответ.

Воскресенский Борис Аркадьевич. Психиатр.

Сопоставление психиатрии и психологии.

Проблемы самосознания, самоотношения, рефлексии. В теории и практике современных психологов рефлексия, по мнению автора, это - незавершенное желание трезво оценивать себя, но и любить себя. С клинической точки зрения и с христианской – это другое. Развернутая рефлексия – это переживание чувства несовершенства. Человек понимает, что не все сделал, не так сделал и любить себя не за что. Любить нужно образ Божий в себе.

С.С. Аверинцев писал, что у современного человека чувство виновности будет нарастать, углубляться. Этот тезис, как будто, не соответствует сегодняшней реальности: и российской, и мировой. Но иначе быть не может, поскольку нынешний способ существования укладывается в высказывание о. Сергия Булгакова: “человеку хочется произойти от обезьяны”. Тогда и структура, и история развития самосознания в самом широком смысле: и психологическом (рефлексия), и духовном (смысл жизни), и религиозном христианском выступают как взаимосвязь этих позиций, этих полюсов – чувство виновности, несовершенства, с одной стороны, и животное начало в человеке – с другой.

По аналогии с кречмеровскими характерологическими пропорциями: циклоидный тип, шизоидный тип, психостетическая ранимость – тупость, можно говорить и о христианско-мирской пропорции.

Священник Андрей Лоргус. Самооценка и самоотношение в психологии – разные понятия. Почему мы выбрали понятие “самоотношения”? Потому что из психологии раннего развития человека, фундаментальных основ личности – это наиболее близкая к нашему пониманиюреальность. Человек является безусловной ценностью, а не сравниваемой (я хорош, потому что я лучше, чем другой). Но я ценен только потому, что я есть образ и подобие Божие. Самоотношение как базовая, позитивная основа личности, отражает христианское достоинство человека. Ибо мы все созданы по образу и подобию Божию.

Одна позиция человека: “Господи, ты совершенный, всеблагой и всезнающий, а я – несчастный, грешный, немощный человек”. Вторая позиция заключается в другом: “я Твой сын, Твое создание, Твой образ, я есмь, потому что Ты меня создал”. Если взять первую позицию, то из нее следует: “Я не имею права жить” - и так говорят многие люди. Но сказать: “Я – плохой” - это тяжкий грех и обвинение Богу. Бог создал человека как Свой образ и подобие. Кто покушается на это звание, поступает святотатственно. Кто позволяет себе сказать: “Я – ничто”, тот покушается на имя Божие. Нам дано быть сынами Божьими, образом и подобием. Наша самоценность основана на этом, а не на психологической реальности. Вот чем отличается самоотношение от самоценности. И оно первичнее. Предстояние перед Богом начинается еще в утробе матери, поэтому самоотношение возможно до формирования психических функций.

В отношении доклада о.Евмения. Современное российское православие имеет женский облик. Мы – матриархальная страна и этому способствовал социализм и коммунизм. Мужчину надо воспитывать всю жизнь и тогда в трудную минуту на него можно опереться. (Английская поговорка). Социум матриархатен (женщина воспитывает мужчину, как в школе, так и в семье).

Иноземцева Вера Евгеньевна

Московская служба психологической помощи населению. Заместитель директора. Госуд. Учреждение, бесплатная психологическая помощь. Выпускают журнал “Психология для жизни”. Подписка бесплатная

Сайт: www.msph.ru email: info@mspu.ru

тел. 309-51-28, 173-09-09

От практики к теории. Личность психолога является основным инструментом взаимодействия с человеком. В кризисной ситуации психолог должен омочь человеку самому понять сложившуюся ситуацию. Чем человек отличается от животного? Животное приспосабливается к меняющейся среде, а человек преобразует ее, в том числе преобразует обстоятельства.

Свящ. А. Лоргус. Точка зрения, что есть либо пользование (получение удовольствия), либо крестоношение мне тоже кажется редукционистской, потому что нельзя забывать, что Адам до грехопадения был создан творцом и создан свободным – ему было дано поручение нарекать имена животным.

Попова Елена Германовна (Екатеринбург).

Докторант по теме: “Способность любить”.

Психология – единственная нака, которая изучает потребность и способность любить. Мы построили график: по вертикали – заповеди Божии, а по горизогтали – заповеди блаженства. Получилась “лестница в царствие небесное”. У Братуся написано, что святость – это норма и идеал. Это дает условие для творчества в области философии, психологии, педагогики. Покаяние и исповедь - это и есть рефлексия. В Екатеринбурге создана лаборатория православной психологии и педагогики.

Слободчиков Виктор Иванович.

Директор Института дошкольного образования.

Христиански-ориентированная психология (ХОП). Возникает проблема – базовые основания у ХОП как у системы знаний не те, которые есть у классической естественно-научной психологии. Здесь возникает соблазн у рационально-организованных психологов удерживать ценности естественно-научного познания, хотя они душой стремятся узнать не только природу, но и душу человека. В основе этого лежит рационализм нового и новейшего времени, определенное устройство сознание. Субъект-объектная парадигма это структура нашего сознания, а не структура Богом созданного мира. Таким мы видим этот мир, так мы его понимаем и таким способом получаем знания о нем – по образу и подобию структуры нашего сознания. У нас возникает иллюзия, что мы движемся к абсолютной истине и мы вот-вот ее ухватим – но это иллюзия и не более того. Хотя бы по той простой причине, что истина не что?, а Кто? Как было сказано в свое время Понтием Нилатом. (Христос сказал: “Я есмь путь, истина и жизнь”.

ХОП в своей основе имеет ценностные основания. Вопрос почему? для нее не является первым, а также вопрос для чего? – о целесообразности. Первый вопрос: во имя чего? и во имя Кого? я знаю. А вовсе не вопросы для чего? и о чем?

Еще одна ошибка – объективистское представдение в психологии. Нас всегда интересует вопрос: что это такое? На вопрос “Что такое психика?” нужно отвечать объектно: о структуре, о свойствах, о качествах, о процессах, о состояниях – как о всякой телесности. То есть, мы психические явления “отелесниваем”, превращаем в телесную реальность и дальше все по закону: что это такое, как это устроено? и т.п. И даже в классической психологии ставился вопрос не “Что это такое?”, а “Как это возможно?”. Да, человек есть – это факт нашей собственной биографии, но как его понять, как его вывести в системе понятий и в какой системе понятий? Есть объективистская логика. Но еа эти вопросы с помощью этой логики мы ответить не можем. В классической психологии нет ничего про человека. А если что-то и говорится, то это “подвдровано” либо из философии, либо из богословия. Категория личности – не психологическая категория, она не выводима из той системы знаний, которая есть в классической психологии. Тогда вопрос к Борису Сергеевичу Братусю: “Как, на каких законных основаниях советсткая психология обсуждает проблему сознания, проблему личности?”. Ни на каких.

Второе. Все психологические знания приурочены к отдельной особи. Психология – это отдельная психологическая особь, обвешанная психологическими качествами. Под человеком в психологии подразумевается индивидуум. Но человек не сводим к этой отдельности. Говоря о Боге, мы имеем в виду, что человек уже не один, уже не индивид, не изолированный атом. Как его взять не одного, не индивида – для психологии это – проблема. Даже социальная психология берет группу индивидов (индивид тиражированный, помноженный на определенный коэффициент). Пока мы не откажемся от “индивидности” мы толком не сможем понять природу психического.

Третье. Если не ставить вопрос: “Что такое душа, человек, личность?”, а спрашивать “Как это возможно?”, тогда речь идет о проявленности образа Божия в человеке. Человек создан по образу (дан) и по подобию (дан ровно столько, сколько я смогу его проявить) – тогда мы говорим о проявленности образа Божия. Но проявленность обнаруживает себя в некой форме, поэтому говорим не о формировании, а об обретении совершенной формы. А вот что такое эта совершенная форма и откуда это совершенство втягивается в жизненное пространство человека – до какой формы мы стараемся дотянуть себя, своих детей – это вопрос, который подлежит обсуждению. Можно говорить о формировании, но не образа Божьего, не данности, а явленности, в какой форме это будет явлено мне самому и другому. На какие формы мы уповаем: эта форма противна нашему духу, нашим ценностям, нашей истории, а вот это – наша форма. Или эта форма приемлема, а эта не приемлема. То есть, мы начинаем работать с формами, которые существуют, с культурно наработанными формами.

Здесь нет никакого насилия: свобода остается. Свобода это не “от”, а “для”. Для чего ты свободен? Свобода дана как предельное, сущностное свойство человека, а вот “Для чего свобода?” - на это человек должен сам отвечать. В этом плане свобода может быть освобождением от оккупации нас нашей падшей природой. Именно освобождение, а не очищение, так как мы находимся в рабстве. Мы попали в рабство по грехопадении. Я тем более человек, чем менее я оккупирован своей падшей природой. Здесь начинает жить и самоценность, и самоотношение, и рефлексия. Человек есть, образ Божий есть, он дан – это не подлежит ревизии. А для нас (психологов) стоит иная задача: “Что мне сделать, чтобы эта данность оказалась явленной для себя лично и для всех остальных?”. На каком языке, в какой системе понятий эту работу наше понимание выведит – это вопрос очень серьезный. Я думаю, что ХОП – это психология человека, а не психология психики. Психология психики (классическая психология) носит, в данном случае, необходимый, но служебный характер.


[1] Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М.: Педагогика, 1989, с.246
[2] Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973, с.352
[3] Там же, с.385
[4] Осипов А.И. О некоторых принципах православного воспитания личности. Доклад на Пленарном заседании XIV Международных Рождественских образовательных чтений
[5]  Герасимов С.А. О деструктивном характере психологических защит и путях их преодоления в рамках хри-стианской традиции // Традиции в контексте русской культуры. Выпуск X: Межвузовский сборник научных работ. Череповец: ЧГУ, 2003, с.368-373
[6] Митрополит Антоний Сурожский. О самопознании // Человек перед Богом. М.: Паломникъ, 2000, с.108
[7] Митрополит Филарет. Воспитание личности и современное общество. Доклад на Пленарном заседании XIV Международных Рождественских образовательных чтений
[8] Митрополит Кирилл. Духовное образование: современные вызовы и пути их преодоления. Доклад на Пленарном заседании XIV Международных Рождественских образовательных чтений
[9] Кьеркегор С. Наслаждение и долг. Ростов н/Д: Феникс, 1998; Кьеркегор С. Страх и трепет. М.: Республика, 1993
[10] Бердяев Н.А. Самопознание. М.: Книга, 1991, с.322
[11] Священник Андрей Лоргус. Православная антропология. Курс лекций. Вып.1. М.: Граф-Пресс, 2003, с.188
[12] Митрополит Кирилл. Духовное образование: современные вызовы и пути их преодоления. Доклад на Пленарном заседании XIV Международных Рождественских образовательных чтений
[13] Вернадский В.И. Из дневников 1919-1920 гг. // Наука и жизнь. 1988, №3, с.46-54
[14] Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. - СПб.: Питер, 1998, с.40
[15] Игумен Евмений. Духовность как ответственность. Редакция "Свет Православия", 2005, с. 26-31
[16] Франкл В.Э. Основы логотерапии. Психотерапия и религия. СПб.: Речь, 2000, с.225
[17] Там же, с.224
[18] Митрополит Антоний Сурожский. О самопознании // Человек перед Богом. М.: Паломникъ, 2000, с.103
[19] Там же, с.109-110
[20] Там же, с.114
[21] В основу типологии положен подход к.п.н. Е.П. Варламовой. См.: Варламова Е.П. Работа с экзистенциальными феноменами в рефлексивной судьбологии // Журнал практического психолога. 2001, №5-6
[22] Флоренская Т.А. Святоотеческое учение о страстях и психотерапия // Московский психотерапевтический журнал. 2003, №3, с.110-111
[23] "Отрок" / Киев, 2005. № 2
[24] Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии.- М., 2003
[25] Березин С.В., Лисецкий К.С., Назаров Е.А. Психология наркотической зависимости и созависимости. М. 2001.
[26] Рогозянский А. Хочу или надо?, С.-Петербург, 2001.
[27] Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков / Под ред. Эльконина Д.Б. и Драгуновой Т.В. - М., 1967.
[28] Мудрик А.В., Общение в процессе воспитания. М., 2001, стр. 64.
[29] Дольто Ф. На стороне подростка. - М., 1998, стр.140.
[30] Данилин А. LSD галюциногены, психоделия и феномен зависимости. - М. 2001, стр.347.
[31] Там же, стр. 157.
[32] Янушкявичене О.Л. "Что есть человек, что Ты помнишь его", или главная задача каждого возрастного периода жизни человека (в печати).
[33] Т.Карлейль
[34] Рубинштейн С.Л. Человек и мир. - М., 1997.
[35] Скляров О., Проклятье или благодать? "Отрок", Киев, 2005, №3.
[36] Морозов М.Ф. Возникновение и развитие учебных интересов у детей младшего школьного возраста. "Изв. АПН РСФСР", вып. 73, 1955.
[37] Янушкявичене О.Л. "Где сокровище ваше..." (в печати).
[38] Святочные рассказы. - М., 1996.
[39] Янушкявичене О.Л., О возрастных особенностях детей и методике преподавания основ православной культуры. М., "Образование", стр. 9-17, № 9, 2004.
[40] Зеньковский В. В. Проблемы воспитания в свете христиан-ской антропологии. М., 1993. С. 53-54.