(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Вернер Май «Исцеляющее «нет»

Вернер Май Исцеляющее «Нет»

 Вернер Май – психолог,  в течение 25 лет возглавлял  Ассоциацию    Христианских психологов в Германии (www.ignis.de). 
 Председатель  Европейского Движения Христианских Психологов, Антропологов и Психотерапевтов (www.emcappeu). 
   Сфера профессиональных интересов:  семья и образование, консультирование семей с приемными детьми.  Преподает основы Христианской психологии. 

 

 

Введение.

Прежде чем я стал понимать, почему мне лично бывает трудно сказать  «нет» –  из-за боязни напряженности в отношениях  -  я вступил на «боевое поприще», требующее умения говорить   «нет», консультируя приемные и опекунские семьи и их детей,  при этом зачастую главной темой консультирования было установление границ.

 Одним из следующих шагов понимания проблемы было то, что умение сказать «нет» отражает не только социальную компетентность, как, возможный способ отстаивания своих целей или самозащиты, но  оно  может быть очень важной частью построения доверительных отношений.

Затем уже нетрудно было сделать следующий шаг к открытию,  что   умение говорить "нет" также может быть элементом терапии.

Впоследствии,   тема  способности  сказать «нет»  помогала мне все больше открывать для себя сокровище, заключенное в Божественных заповедях, как сказано в Священном Писании: «Заповедь Господа светла, просвещает очи.» (Пс.18,9).

До тех пор, пока «нет» было для меня лишь областью недоверия,  я не мог принять заповеди как предложения, я  хотел принимать только «Говорящего Да» Бога.

Поэтому  когда  мы позволяем себе примириться с «нет», то открываем путь важным перспективам.

1.      Мое путешествие к открытию «Нет».

Когда я занимался консультированием приемных и опекунских семей в 1995-2005гг, мне пришлось не раз столкнуться с феноменом, когда даже малейшее «Нет»  по отношению к  детям, испытывающим сложности в отношениях, вело к дальнейшему ухудшению  их поведения. Было очевидно, что «Нет»  значило для таких детей гораздо больше, чем думали родители или опекуны, и детская реакция отражала больше, чем просто фрустрацию из-за ограничений их поведения или указания на то, как правильно  себя вести. Простое  «Нет», независимо от того, насколько тактично или бестактно оно было сказано, высвобождало глубокие чувства  неприятия и недоверия, поэтому ребенок больше не мог контролировать свои реакции. Обычно это приводило к неэффективным ответным реакциям со стороны  опекунов.

1.1.   Умение говорить «Нет»  как общечеловеческая задача.

Но не только «трудные» дети, а все мы вынуждены сражаться со словом «Нет».   История жизни каждого  отягощена  столкновениями с  «Нет»,  в детстве и в юношеском возрасте, а также во взрослой жизни мы переживали опыт того, как  нам говорили «Нет», и как воспринималось наше собственное «Нет».

  Краткий экскурс в психологию развития.

В жизни ребенка (как только он начинает ползать), первое «Нет» исходит от объекта привязанности. Этот значимый для ребенка человек препятствует детскому порыву, к примеру, ползти к лестнице, относя ребенка в сторону, это связывается с вербальным «Нет» и иногда сопровождается легким наказанием. Ребенок получает опыт переживания эмоционального и/или физического неодобрения своего побуждения. Возникает  конфликт: продолжать ползти и рисковать отношениями либо воздержаться от своего порыва и проявить доверие.

 Положительное разрешение ситуации для ребенка приводит путем идентификационного подчинения   к принятию  собственного решения, которое инициируется и связывается с объектом привязанности, таким образом, взрослый дает возможность ребенку ощутить безопасное пространство доверия. Ребенок нуждается во вмешательстве значимой фигуры, и в случае, когда это вмешательство благожелательно, чувствует поощрение своей недавно обретенной подвижности и независимости. Он ощущает, что снова сможет опробовать их в этом безопасном пространстве доверия.

В конечном счете, идентификационное подчинение дает свои результаты: ребенок учится игнорировать свои побуждения ради чего-то большего – любви своей матери.

 Идентификация с материнским «Нет» в контексте доверия и любви значит примерно следующее: “Принимая волю другого человека, ребенок открывает тем самым способность контролировать мир своих побуждений”.

У ребенка формируется “внутренняя картина слова «Нет»”, связанная с формированием внутренней позиции по отношению к собственным побуждениям, в соответствии с которой он решает, следовать ли своим побуждениям либо воздержаться от них. (Контроль побуждений из любви к чему-то большему.)

 Неблагополучное разрешение ситуации: Если установление границ происходит не в благожелательной атмосфере, или, возможно оно связано с агрессией, объект привязанности воспринимается ребенком как постоянно вторгающийся в его пространство, тогда у ребенка отсутствует опыт свободы принятия решений, или свободы движения в безопасности. Это ведет к идентификации с агрессором, в результате не развивается свободное самоопределение по отношению к миру своих побуждений (нет контроля побуждений).

Если «Нет», исходящее от других людей,  регулярно создает трудности для нас в детстве или более позднем возрасте, может быть даже это «Нет»  для нас травматично,  деспотически высказано, то впоследствии следует ожидать, что нам придется столкнуться с более или менее сильным  чувством  неприятия, когда кто-либо будет говорить нам «Нет» в значимой для нас области. С этим мы можем столкнуться в сфере личной жизни, семьи и брака, или на рабочем месте.

Если, к тому же, наше собственное «Нет», когда мы его высказываем, не принимается всерьез -  если, например, над нами смеялись или не обращали внимания, или даже наказывали – тогда впоследствии нам будет трудно говорить «Нет» в важных ситуациях без боязни, что это осложнит отношения.

В действительности ежедневная задача, связанная с необходимостью говорить «Нет»  и принимать «Нет» от других людей часто порождает личное и экзистенциальное недоверие, только когда она решается путем соединяющего, исцеляющего «Нет», которое пробуждает доверие, конфликт может превратиться в согласие.

1.2  «Нет» и идентичность.

Детский психиатр Франц Реш (Resh, 1996) выделяет  следующие внутренние психологические границы: граница восприятия, граница внимания, граница вовлеченности и граница тревоги. (См. рисунок).

Внутренние границы и зоны взаимодействия

Внутренние границы и зоны взаимодействия

 

 

 

Граница восприятия

Граница внимания

Граница вовлеченности

Граница тревоги

Круг (слои):

(центр круга) - Угроза жизни (Тревога)

Вовлеченность

Интерес

Пример: 

 Представьте, что вы идете по улице.  Вы смотрите вперед, и в определенный момент другой человек появляется и идет вам навстречу. Этот человек, в принципе,  уже раньше находился  в поле видимости для вас, но только сейчас он пересек вашу границу восприятия.

Через некоторое время вы не только замечаете, что этот человек подходит ближе, но и спрашиваете себя, знаком ли он вам и т.д. В этот момент он пересекает вашу границу внимания. В обычном случае, этот человек пройдет мимо вас, вскоре вновь пересечет границу вашего внимания и, выходя за пределы границы восприятия, исчезнет из вашего внутреннего мира.

Но сейчас давайте представим, что человек останавливается  возле вас и спрашивает, знаете ли вы  какую-нибудь недорогую гостиницу поблизости. Теперь он пересек вашу границу вовлеченности. Вы должны заняться этим человеком. Вы должны решить,  потратить ли на него время и взять на себя труд подумать над ответом. Тогда человек поблагодарит вас и вновь вернется за пределы вашей границы вовлеченности, границы внимания и границы восприятия.

Однако,  он  может сделать следующий шаг и, после того, как вы объясните ему дорогу к ближайшей гостинице, спросить, не хотите ли вы выпить чашечку кофе вместе с ним или с ней. Теперь человек пересекает вашу границу тревоги; вы вполне вероятно будете напуганы.

Реш обозначает эти границы как границы нашего внутреннего мира. Для стабильной идентичности необходимо устанавливать эти границы свободно, формируя уверенность в своей возможности сказать «нет», и, конечно, уважая  «нет» других людей.

На рисунке мы видим упорядоченные, концентрические области,  разделенные границами, но в реальной  жизни конкретных людей они бывают очень разными: не все области одинаково хорошо разделены между собой, у одного человека расстояние между границами может быть больше, у  другого – меньше, иногда некоторые границы вообще могут быть не обозначены.

«Нет» не только регулирует наши отношения, но и стабилизирует процесс нашего восприятия себя и окружающих объектов, и таким образом, воздействует на нашу идентичность.

1.3. Удерживание (Холдинг), да, но каким образом?

 В немецкоязычной педагогической литературе девяностых годов много внимания уделялось интенсивным спорам, касающимся вопросов установления границ, поводом для которых явился популярный, хотя и несколько противоречивый подход «Холдинг-терапии» разработанный Ириной Прекоп. (Prekop,1989): Чтобы избежать усугубления ежедневных сражений по поводу правил, не прибегать к более частым и сильным наказаниям, которые, в принципе не могут бесконечно продолжаться и приводят к чувству беспомощности со стороны родителей, Прекоп рекомендовала физическое удержание (холдинг)[ путем крепкого объятия – прим. переводчика]  в ответ на сопротивление ребенка, пока ребенок не позволит себе доверительно упасть в руки родителей. При этом считалось, что внешнее принуждение путем холдинга трансформируется во внутреннее удержание, которое формируется у ребенка. Предполагалось, что это порождающий доверие холдинг, в котором нуждается ребенок, и, в принципе, каждый человек.

 В то время критика была сфокусирована на этом конкретном практическом моменте Холдинг-терапии: высказывалось мнение, что со стороны похожий на объятия холдинг, воздействует больше как травмирующее принуждение, а не как стабильная личностная поддержка.

В моем руководстве для родителей и опекунов, («Установление границ в диалоге с ребенком») (May, 2001), я рассматриваю основную гипотезу, выдвинутую в этих спорах: сущность обострения реакции ребенка на слово «Нет» - заключается в противостоянии между доверием и недоверием, между угрожающим принуждением и защитным холдингом.

Холдинг, да, но каким образом? – Вот на какой вопрос я искал ответ, и поиски привели меня, с использованием основ диалогического принципа Мартина Бубера (Buber,1954), к созданию собственной концепции установления границ в диалоге. Физический холдинг должен заменяться внутренней убежденностью в обоснованности «Нет» и последовательностью в общении и поддержании своего «Нет», при этом необходимо не отделяться внутренне от ребенка и не позволять ему себя провоцировать. К тому же, успех зависит от предложения   ребенку утешения и поддержки, не забирая обратно при этом свое «Нет», до тех пор, пока недоверие в сердце ребенка не трансформируется в доверие.

 В настоящее время я называю этот процесс «Исцеляющее Нет» (” das verbindende Nein’- нем. (May,2011) («The Healing No»- англ.), «Нет», которое создает и углубляет отношения и позволяет  облегчить и исцелить душевные раны.

Я нашел подтверждение своему подходу в сообщениях исследователей (например, Hockel,1991) о терапии детей с оппозиционным вызывающим расстройством (ОВР) (в соответствии с DSM-IV), автор сообщает, что и без физического контакта вызывающее поведение уменьшалось и росло доверие в результате постоянного, последовательного удерживающего установления границ.

 1.4.  Дальнейшие шаги познания и модель Исцеляющего «Нет».

Хотя в течение последних 20 лет появлялось все больше публикаций на тему умения говорить «Нет», таких, как Rogge (1995) или, в области христианской психологии, Таунсенд (1995), впервые я нашел для себя разъяснения и подтверждения в немецком переводе работы Уильяма Ури (William Uri) «Сила позитивного Нет» (2007, немецк. Издание 2009).

Ури поясняет свой подход позитивного «Нет»  последовательностью из трех шагов: Да-Нет-Да, это означает, в моем понимании, что очень важно,

- в первую очередь, обнаружить внутреннее «Да» для своего «Нет», внутреннее утверждение своих границ, затем,

- второй шаг – выразить «Нет»  достаточно ясно,  

- третий шаг – второе «Да» как приглашение другому человеку объединиться, чтобы вместе достичь положительного результата несмотря на, или даже благодаря моему «Нет».

Это короткое резюме, сделанное Ури, помогло мне выразить собственную модель установления границ в диалоге при помощи подобной формулы: Да-Нет-Да-Да.

В первом «Да» заключается изначальная цель понять самого себя, почему я хочу сказать «Нет», и подтвердить, что это «Нет» оправдано и имеет смысл, это похоже на формулировку Ури. Но мне хотелось бы добавить, что это также и обретение «Да» по отношению к другому человеку через желание понять его неправильное поведение с его точки зрения, что вовсе не значит принятия этого поведения.

«Нет» - точно так, как его понимает Ури, значит выразить «Нет»  достаточно ясно и недвусмысленно, изначально без всяких «но», и, в случае необходимости, объяснить причины.

Второе «Да» выражает то, что я, с одной стороны, не позволяю себе отделиться от другого человека, вне зависимости от того, какие неприятные реакции и чувства может вызвать в нем мое «Нет»  и несмотря на чувство вины и на негативные ответные реакции.  Этот этап зависит от ситуации, он больше выражен в семейных отношениях, меньше – на рабочем месте.  Частью второго Да, как показал Ури, является стремление достичь совместного положительного результата или найти альтернативы неправильному поведению, которое ограничивается словом Нет.

Основной исцеляющий импульс заключен в третьем «Да», хотя второе «Да» не может быть пропущено, так как в разделенности и конфликте не может быть сказано третье Да. Оно относится к примирению и утешению, которое более уместно в ситуациях семейных или в области специальной педагогики, но это сложно представить себе в рабочей обстановке или в других общественных учреждениях.

Я помогаю другому справиться с  негативными реакциями и чувствами, возникающими в ответ на мое «Нет», успокоиться и довериться нашим отношениям.

 Краткий обзор пяти стадий «Исцеляющего Нет»

1.       Понимание и принятие другого с его потребностями, лежащими в основе его поведения.

2.       Установление границ или ясное выражение «Нет» с указанием на правильное поведение.

3.       Указание на альтернативы.

4.       Осознание трудностей другого человека, возникающих в процессе установления границ и принятия нашего «Нет», необходимость уделить этому внимание.

5.       Поддержка и утешение другого человека.

1.5.       «Нет» может ре-травмировать: Не причиняй мне боль и не покидай меня.

   Все мы на протяжении жизни решаем задачу – как обрести и сохранять здоровое равновесие между независимостью и привязанностью. Эти два полюса таят в себе два страха: страх вторжения на свою территорию и страх отделенности.

Эта задача описывалась разными авторами, включая Levinas (1985) и   Riemann (1990)

Страх отвержения,                                                                                       Страх посягательства,   

потери привязанности,       Я -------------Я-------------Я-----------Я            угроза жестокого 

потеря автономии и         Независимость              Привязанность       обращения, насилия.

независимости,                                                                                                                                  

угроза сепарации.

    Каждый более или менее часто испытывает такие страхи. 

  Тем не менее, это может сильно дезориентировать, когда при общении с людьми, пережившими психологическую травму, мы ощущаем их страх слишком большой близости и, почти одновременно, страх сепарации.  Для них любое «Нет», независимо от того, с каким пониманием оно высказывается, является почти всегда ре-травмированием: угрозой сепарации и изоляции. И даже сказанное «Да» может представлять угрозу слишком большой близости и посягательства, вплоть до боязни насилия.

  Есть люди, которые мгновенно переходят от одного страха к другому. Их граница тревоги находится близко к центру.

  Дети, испытывающие сложности в отношениях, своим поведением и всем своим существом говорят: «Не подходи слишком близко ко мне», и, в то же время «Не уходи слишком далеко»!

  Это ведет к противоречивому поведению, выражающему напряжение колебания между двумя страхами. 

2.    Мое путешествие по исследованию Нет.

2.1. Какое “нет” нам проще говорить?

Каждое «Нет»  устанавливает границу в наших межличностных отношениях.

Jannsen (Jannsen, 1998) говорит о трех видах границ: границы, устанавливаемые ради безопасности детей, границы, связанные с потребностями родителей и границы, выражающие ценностные ориентации.

Границы безопасности призваны защищать других, то есть наших детей.

Наши исследования показали, что легче всего говорить «Нет», если это связано с границами безопасности. Одна из главных обязанностей родителей – защищать своих детей.

Существует ли какая-то опасность в связи с этими границами? Да, опасность гиперопеки. Поэтому очень важно каждому спрашивать себя, отчего именно он хочет защитить своих детей, назвать конкретную угрозу и проверить, действительно ли она реальна.

 Границы потребностей –  связаны с потребностями родителей. Согласно нашим исследованиям, здесь возникает много сложностей. Нам трудно осознать свои потребности, сформулировать их и отстаивать.

Как христиане мы также призваны своей жизнью служить ближним,  в некоторых случаях это ведет к полному незнанию своих потребностей, вплоть до  запрета на то, чтобы их иметь, либо к негативной оценке своих потребностей.

По этой причине мы имеем двойную позитивную задачу, а именно, жить и творить свою жизнь, а также во имя любви отодвигать свои потребности на второй план.

Нужно осваивать две жизненных задачи: изучать свои потребности (“Мои потребности важны”) и  уметь добровольно отречься от них (“Мои потребности могут стоять на втором месте”). Здесь скрыты две ловушки: чрезмерное внимание к своим потребностям: “Прежде всего то, что нужно мне”, или их неприятие: “Потребности? - У меня их нет”.

 Ценностные границы – это границы, связанные с ценностными ориентациями, которые обычно выражаются  предложением: “Я считаю важным...”  Установление подобных границ не кажется нам столь сложным. Но, поскольку все мы имеем разные системы ценностей и по-разному их отстаиваем, некоторые конфликты ценностей могут легко возникать и развиваться, причем не только в отношениях с подростками.  Здесь необходимо прислушиваться к другому: очень важно быть открытым к ценностям и убеждениям другого человека, дать ему высказаться, осознать, что другой человек думает и чувствует, и насколько это ценно для него.

Эта классификация границ, которая применима не только к воспитанию детей, и точное определение того, что действительно важно для меня в каждой границе, также  играет важную роль в концепции “Исцеляющего “Нет”. Чем больше я для себя проясняю, какие из конфликтов, касающиеся границ, участвуют в постоянных «Нет» - конфликтах, тем больше я убеждаюсь в том, что мое «Нет» приносит пользу мне и окружающим; чем более чувствителен я к слабым местам своего «Нет», тем больше я обнаруживаю в себе способность говорить «Нет» так, чтобы  поддерживать (объединяющие) отношения.

 Результаты исследований

В нашем исследовании (опросе) среди христиан приняли участие более 300 человек, необходимо было оценить, насколько сложно им было бы сказать «Нет» в приведенных ситуациях по шкале от 1 (очень легко) до 7 (очень сложно).

В качестве примера приведены две ситуации:

·          Вы сидите на диване и довольны, что наконец-то можете расслабиться и почитать книгу. Раздается телефонный звонок, это ваш друг, он спрашивает, есть ли у вас время на то, чтобы выслушать, как он провел последний отпуск. Насколько сложно вам будет сказать «Нет» и настоять на этом? (Если вы ни в коем случае не сказали бы «Нет», не отмечайте ни один из вариантов.)

·          Вы перешли на новую работу и пригласили своего начальника к себе домой. Через некоторое время он спрашивает разрешения закурить. Вам это не нравится, в частности, потому что вы стараетесь содержать квартиру в чистоте. Насколько сложно вам  будет сказать «Нет» и настоять на нем? (Если вы ни в коем случае не сказали бы «Нет», не отмечайте ни один из вариантов.)

В целом, результаты исследования показали, что говорить «Нет» несложно.

Тем не менее, среднее значение  значительно выше в ситуациях, когда сказать “нет” было вопросом защиты своих потребностей. 

2.2.     Результаты исследования Поддержки/Ограничения (давления, принуждения).

Проект исследования Поддержки/Ограничения начался в 2010 году в сотрудничестве с Роландом Малером из Института христианской психологии в Швейцарии. Основная задача Института - обучение социальных работников для сотрудничества с христианскими домами ребенка и приютами для малолетних, а также с реабилитационными центрами для душевнобольных и наркоманов.

Одна из основных сложностей в работе персонала этих учреждений - это повторяющаяся необходимость наказывать за нарушения правил, таких как выход из заведения без разрешения, запрет на курение и алкоголь, поддержка чистоты в комнатах и т.п. Наказание - это способ обеспечить повседневное соблюдение правил, дающее возможность человеку, проходящему реабилитацию, обрести внутреннюю структуру в своей жизни.

Нам важно было понять, каким образом можно структурировать жизнь проходящего реабилитацию пациента без излишнего фрустрирования и постоянной борьбы за установление и соблюдение границ. Мы сформулировали общий вопрос исследования так: Соблюдать правила, устанавливать границы, говорить «Нет» - можно ли все это делать так, чтобы это было поддержкой? Насколько жесткими должны быть ограничения и как они воспринимаются?

С этой целью был создан опросник, выявляющий поддерживающие/ограничивающие тенденции: «Как мы воспринимаем приказы и законы?» Первоначально результаты были получены с помощью интернета в виде онлайн-тестирования.

После нескольких предварительных версий опросника, предложенных рабочей группой, был составлен окончательный вариант, состоящий из шести требований, наиболее понятных жителям Германии и Швейцарии.

1. Требование пунктуальности.

2. Запрет на работу магазинов по воскресеньям.

3. Ограничения скорости на автострадах.

4. Запрет адюльтера.

5. Требование тишины ночью.

6. Требование регулярного ухода за зубами.

Для каждого из шести требований дано шесть характеристик, которые нужно оценить по пятибалльной шкале. Из данных характеристик три относились к сфере “поддержки” (“защищает меня”, “так лучше для меня”, “помогает мне сориентироваться”) и три – к сфере “ограничения” (“управляет мной”, “давит на меня”, “ущемляет мою свободу”).

Кроме того, испытуемым необходимо было оценить, насколько разумным, обоснованным они считают каждое из требований.

2.2.1.     Каждое предписание имеет и поддерживающую, и ограничивающую стороны.

Факторный анализ четко показал наличие двух факторов, которые можно назвать поддержкой и ограничением: установление границ может восприниматься как поддержка, но также и как ограничение.

2.2.2.    Чем более разумным я считаю предписание, тем больше я чувствую его поддержку.

Гипотеза о том, что, чем разумнее/понятнее человеку кажется предписание, тем больше оно ассоциируется с “поддержкой”, также подтвердилась.

 Обзор средних значений:

Шкала: категорически нет – 1 – 2– 3 – 4 – 5 – безусловно

2.2.3.      Чем больше мой опыт негативных последствий, связанных с требованиями, тем меньше я ощущаю их “поддержку”, и тем больше возрастает чувство “ограничения”.

Нам также представилась возможность провести опрос группы людей, работающих в реабилитационном центре для душевнобольных.

В группе из реабилитационного центра значение “поддержки” по всем требованиям было значительно выше, чем значение “ограничения”, как и в интернет-опросе.

При сравнении двух групп мужчин из обеих случайных выборок, разницы в оценке “ограничения” всех требований опросника вместе взятых нет.

Мужчины из реабилитационного центра, напротив, показывают значительно более низкие значения вопросам, касающимся “поддержки”, и  (Это объяснимо, поскольку “поддержка” и “разумность” требований  в интернет-опросе коррелируют друг с другом.).

Что касается значений “поддержки”, была выявлена значительная разница между запретом на работу магазинов по воскресеньям и запретом на адюльтер. Группа реабилитационного центра оба требования сочла менее поддерживающими.

Интересно, что все испытуемые из реабилитационного центра неженатые и работающие не по профессии (protected workplace), что объясняет более низкие значения   “поддержки”.

Группа реабилитационного центра оценила запрет на превышение скорости менее ограничивающим, но значение “подддержки” этого условия не повышено. Никто из испытуемых этой группы не имеет собственного автомобиля и не умеет водить.

Требование тишины ночью, напротив, было сочтено более ограничивающим мужчинами из группы реабилитационного центра, чем интернет-испытуемыми, что также объяснимо частыми конфликтами, возникающими на этой почве среди людей, проживающих в общежитиях.

Изучение результатов опроса группы мужчин, работающих в реабилитационном центре, позволило в дополнение к результатам опроса интернет-группы сделать следующее заключение: насколько требование касается лично человека и какой положительный и отрицательный опыт связан с этим требованием имеет значение в оценке его как поддерживающего или ограничивающего.

2.2.4. Практические выводы.

Смысл правил, законов и предписаний в любом случае должен быть донесен до людей; еще лучше было бы, чтобы те, к кому они относятся участвовали в их  формулировании.

Что касается целей и смысла правил в реабилитационных центрах, важно задействовать и пациентов, и обслуживающий персонал.  (Как может человек, работающий в центре, олицетворять правило, если он даже и не думал никогда, почему он должен это делать и хочет ли он этого?)

Первые индивидуальные беседы показали, что посвящение в правила внутреннего распорядка и соответствующая мотивирующая работа если и проводится, то кратко и обезличенно..

 С другой стороны, от одной из работниц лечебного центра для наркозависимых мы получили воодушевляющее сообщение о том, как однажды ее попросили представить правила в более понятной и заинтересовывающей форме.  Она не поленилась представить обоснование каждого правила в письменном виде. И даже одно это изменение, без обсуждения правил, имело заметный эффект в атмосфере учреждения.

3. Что делает исцеляющее «Нет» актуальным для христианской психологии?

1. Бог тоже говорит «Нет».

Мы говорим, что Бог есть любовь, и Его «Нет» также часть Его любви. Мы не проповедуем Бога, который всегда говорит: “Да”.

Более 30 лет назад, до того, как я стал христианином, это была именно то, что делало христианство непривлекательным для меня: оно состояло из одних запретов.  (“Бог запрещает все прекрасное в жизни”) Он против меня. Если я не буду соблюдать Его заповеди, я буду наказан. Оглядываясь назад, я осознаю, что образ карающего Бога смешался с моими проблемами жесткого родительского авторитета.

Как же дела обстоят сегодня? Я глубоко убежден, что Заповеди Божьи содержат в себе глубокий смысл Божьей воли. И я хочу найти этот смысл в каждой из них. Заповеди не направлены против меня, но они - для меня, чтобы по словам Иисуса была “суббота для человека, а не человек для субботы”. И я знаю, что встречу любовь на этом пути своего исследования. Господь желает лучшего и для меня тоже.

 «Заповедь Господа светла, просвещает очи.» (Пс.18,9).

Если мы не имеем доверия к заповедям Божьим, к Его «Да» и «Нет» в определенных сферах нашей жизни, мы создаем собственные заповеди или принимаем чужие. Без правил, сознательных или неосознанных, нет жизни.

Наша вера и доверие Богу возрастают не только потому, что Его «Да» становится для нас благословением, но и потому что Его «Нет» становится бесценным сокровищем!

2. Без «Да» и «Нет» не может быть базового доверия в отношениях с Богом и с людьми.

Психолог Петерман (Petermann, 1996) описывает доверие, исходя из трех критериев:

Прежде всего, я доверяю другому, потому что верю, что он поддерживает (он «за») меня.

Во-вторых, я доверяю ему, потому что он говорит правду, он не раз показывал, что на него можно положиться.

И в-третьих, он предсказуем, то есть его поведение, точка зрения и убеждения постоянны.

Все три критерия необходимы для того, чтобы сохранить доверие или повысить его уровень. Можно сказать, что каждое «Да» и «Нет», которое мы слышим  и говорим по сто раз в день, определенно играет большое значение для возрастания доверия. “Действительно ли этот человек поддерживает меня в своих «Да» и «Нет», твердо ли он стоит на них и неизменны ли они?”: такие вопросы возникают внутри нас,  когда мы испытываем чувство неприятия.

3. Без «Да» и «Нет» отношения невозможны!

История грехопадения человека являет нам змея, пробуждающего недоверие к первому «Нет», касающемуся Древа познания Добра и Зла, и показывает, между прочим, что границы и «Нет», также являются частью Рая и что умение  говорить «Нет» - это не только вопрос социальной компетентности, но то, что «Нет» не противопоставлено доверию, что Бог в Своей любви верит – человек может исполнить это условие.

Огромная тема веры и доверия против сомнения и недоверия   актуально проявляется в нашем ежедневном опыте восприятия «Нет» с начала человеческой истории.

Другими словами, мы не можем соблюдать призыв Господа любить друг друга, если «Нет» для нас не такая же очевидная часть любви, как «Да». Всегда говорить «Да», значит не любить. «Нет» - это всегда воплощение любви.

Кто не может сказать «Нет», не может сказать и «Да»! Эти два слова необходимые составляющие отношений. И наша христианская вера – это вера отношений, так как строится на призыве любить (agape).

Это касается не только межличностных отношений, но и наших отношений с Богом.

4. Без «Да» и «Нет» мы не можем преодолеть наше недоверие!

Мы все  воспринимаем Псалом 139:5: “Соблюди меня, Господи, от рук нечестивого, сохрани меня от притеснителей, которые замыслили поколебать стопы мои” как слова защиты.

Если мы посмотрим этот же отрывок не в переводе Мартина Лютера, а Мартина Бубера: “Behind, in front, you press in on me, lay your fist upon me”(Позади, впереди, окружи меня, заключи меня в Свой кулак) чувство безопасности сменяется страхом, чувством несвободы или безнадежности.

Оба  перевода верны с точки зрения оригинального текста на иврите.

И две эмоциональные окраски, защищающая и угрожающая, могут проявляться в зависимости от личного опыта установления границ человека. Таким образом, я хочу показать двойственность границ.

Для нас, людей пораженных грехопадением, в большинстве случаев установление границ ассоциируется с чувствами угрозы и ограниченности

Исцеляющее «Нет», помимо всего прочего, ставит своей целью активизацию другой стороны границ, их оборотной стороны, связанной с чувствами защищенности и безопасности, или хотя бы сделать ее вариантом выбора для человека.

Это подразумевает наше осознание того, что человек, который, в соответствии с нашими ощущениями, желает нам зла, устанавливая границы, на самом деле стоит на нашей стороне, не желает разрушить наши отношения, не отвергает нас, а остается с нами.  И такое отношение и поведение -  утешающее, помогающее другому в слабости вернуть прежние силы. И  Сам Господь открывает себя вновь и вновь как Бог всеутешения, а Святой Дух - Утешитель!

Если мы дерзаем сделать шаг веры, позволяя быть утешенными, то сможем преодолеть недоверие в наших сердцах.

5. Без «Да» и «Нет» нет личности!

Бог – личность, это важная составляющая нашей веры, это личность с собственной волей, свободой, чувствами, целями и намерениями. И мы, стоящие пред лицом Его,  являя собой Его искупленный образ, также обладаем всеми этими свойствами

Способность обретать самоидентичность с помощью установления границ – часть процесса становления личности, и, учитывая все вышесказанное, часть христианской концепции личности.

6. Без «Да» и «Нет» мы не свободны в том, чтобы давать и принимать.

Установление границ для того, чтобы защитить наши потребности, как уже было сказано выше, представляет для нас основную сложность. Право на то, чтобы быть самим собой - это в той или иной степени не только вопрос уверенности в себе, но также вопрос спасения души: иметь дерзновение быть собой, отстаивать свои права, жить в соответствии с ними, а также добровольно отказаться от них ради любви, отречься ради свободы.

Все, что даешь и принимаешь с доверием - это принятие жизни.

Давать и принимать значит действовать: это то, для чего мы созданы и к чему призваны!

 

Библиография.

Buber, Martin (1954, 1974): Ich und Du, in: Die Schriften über das dialogische Prinzip.

Heidelberg: Verlag Lambert Schneider

Hockel, Michael (1981): Psychologische Behandlung bei Kindern, Jugendlichen, Familien und

Bezugspersonen. In: Berufsverbands der Psychologen (1981): Handbuch der Angewandten Psychologie, Vol. 2, pages 691-713, Landsberg am Lech: Verlag Moderne Industrie

Jannsen, Hans (1998): Kinder brauchen Klarheit. Wie Eltern Regeln finden und Grenzen

setzen, Freiburg: Herder

Levinas, Emmanuel (1989): Humanismus des anderen Menschen. Hamburg: Meiner

May, Werner (2001, 3.Auflage 2008): Kindern dialogisch Grenzen setzen. Kitzingen: IGNIS

May, Werner (2011): Der Vertrauensmodus und die Kunst des verbindenden Neins.

Kitzingen: IGNIS

Petermann, Franz (1996): Psychologie des Vertrauens. Göttingen: Hogrefe-Verlag

Prekop, Jirina (1989, 2006): Hättest du mich festgehalten. Grundlagen und Anwendung der

Festhalte-Therapie, Goldmann

Resch, Franz (1996): Entwicklungspsychopathologie des Kindes- und Jugendalters,

Weinheim: Beltz

Riemann, Fritz (1990): Grundformen der Angst. München: Ernst-Reinhardt-Verlag.

Rogge, Jan-Uwe (1995): Eltern setzen Grenzen. Ravensburg: Rowohlt

Seiß, Rudolf (1985): Identität und Beziehung, Stuttgart-Neuhausen

Townsend, John / Cloud, Henry (1995): Nein sagen ohne Schuldgefühle: wie man sich gegen

Übergriffe schützt. Kehl: Edition Tropisch

Ury, William (2009): Nein sagen und trotzdem erfolgreich verhandeln. Campus Verlag: Frankfurt / New York (Engl. “The Power of a Positive No”, 2007)