(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Христианская психология
Типичные ошибки в психологическом консультировании

       Оказывая психологическую помощь, необходимо учитывать всю сложность поставленной задачи и не допускать основных ошибок, которые, к сожалению, часто встречаются. Конечно, невозможно описать все ситуации, с которыми сталкиваешься на практике, но мы приводим некоторые из наиболее часто встречающихся.

      • Осуждение. Господь прямо говорит об осуждении другого: Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; ( Лк 6, 37), (то же и Мф 7,1). Сам Господь простил грешницу, которая, по-видимому, жила до встречи со Христом, как мы сейчас сказали бы, в «группе риска». Он сказал ей: Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши. (От Иоанна 8, 11).
       Каждый человек сам несет ответственность за свою жизнь и, порой, ошибки, которые мы совершаем, могут иметь тяжелые последствия. Ответственность за ошибки и их последствия с человека не снимается, и снята быть не может. Это подчас вызывает тяжёлое чувство вины. Но виновность эта вытекает из им самим сознаваемой ответственности, а не из обличения другого. Задача психолога – помочь эту ответственность пронести сквозь страдания. Не усугубить её, не обесценить её, а уважать и признавать её без осуждения.
       Поэтому осуждение – есть не помощь в осознании, а унижение и превосходство над страдающим. Бывает даже, что психологу в глубине души приятно осудить другого, чтобы почувствовать свою «праведность», самоутвердиться за счет оступившегося. Так иногда в душе слышится шепот: «Как хорошо, что я не такой» (Ср. Лк 18,11). Но вслух произносится: «За грехи твои послал тебе это Господь». Хуже нет такой помощи, которая начинается с осуждения.

       • Жалость. Жалость к человеку, обратившемуся за помощью, дает тень превосходства. «Жалеющий» в глубине души чувствует себя выше, сильнее, лучше и, в этом смысле, жалость унижает, ведет к осуждению другого человека и к самовозношению. Господь ждет от нас милости, а не жаления. Сострадание, сочувствие тем отличаются от жалости, что в них есть уважение к человеку, к его боли и страданиям. Жалость - это снисходительное отношение сильного к слабому, здорового к больному, успешного к неудачнику, умного к глупому. Здесь нет отношения личностей.
      Личность одного человека не может быть ни выше, ни ниже личности другого. Сочувствие и сострадание – отношение равных, отношения партнеров. Психолог - это личность, приходящая на встречу с другой личностью, чтобы быть рядом в горе и радости. Кризис, горе, болезнь, потеря – не только страдание, но и шанс изменить свою жизнь. Психолог может разделить страдание и поддержать изменение. Если же тяжелые жизненные ситуации, даже неосознанно, воспринимается им как падение или наказание, то неизбежно жаление, и, как следствие, унижение другого.
      Жалость также отрицает или обесценивает внутренний ресурс человека, попавшего в беду. «Бедненький-несчастненький» - скорее объект, за которым нужно ухаживать, за которого нужно все делать и решать, чем личность, которой в данной ситуации просто нужна поддержка («Мне жаль, что с Вами это произошло, но я верю, что Вы можете справиться. Я буду рядом с Вами»).
       «Жалельщику» так и хочется взять на себя ответственность за жизнь и благополучие «бедолажки». Но лишить человека его ответственности – это «медвежья услуга». Если мышцы не тренировать, они слабеют и могут атрофироваться – то же и с ответственностью. Каждый взрослый человек отвечает за себя и за свою жизнь сам. Даже когда ему тяжело с этой ответственностью справиться, лучше, если он всегда будет делать максимум из возможного на сегодняшний день. Это повысит его самоуважение и сохранит его чувство собственного достоинства.

       • Поучение и нотации. Психологическая помощь, особенно духовно-ориентированная, часто воспринимается как нравственное спасение, как исправление. Для этого, как представляется многим, необходимо только направить человека по правильному пути. А правильно направить, значит научить и разъяснить. Так поучение становится чуть ли не главным делом.
       Поучение - это особый вид высказывания, в котором нет диалога, то есть говорящий не слушает, не настроен на получение обратной связи, а лишь «вещает». Если психолог начинает поучать, он исключает диалог и настроен только на себя. Кому тогда адресована его «помощь»?
       Поучающий представляет себя выше и умнее, чем тот, кому он хочет помочь. Поучающий мнит, что знает, как надо жить, как надо верить, мнит, что знает, в чем причина страданий. Но нотации и лекции, как правило, вызывают у людей, нуждающихся в поддержке, неприятие, раздражение и нежелание идти на контакт, либо усиливают и без того мучительное чувство вины, приводя в уныние и отчаяние. То есть, поучение не только не помогает, но может даже усугубить негативное эмоциональное и физическое состояние.
       Нравственная ситуация человека, приходящего к психологу, иногда действительно бывает очень тяжелой (измена, аборт, развод, насилие). Если человек попал в беду из-за собственного рискованного или необдуманного поведения, значит он, в той или иной степени, знает о цене своей жизни и цене своих поступков. Нравственные поучения для него превращаются в осуждение и унижение. Только священник может в очень осторожной форме, как правило, на Исповеди, заговорить с человеком о нравственном аспекте его ситуации. Но этот разговор может иметь положительный результат тогда, когда с обеих сторон есть к этому готовность. Человек подчас не может подойти к покаянию из-за того, что не признает своей ответственности за случившееся. Только на стадии «принятия» к нему может прийти покаяние. Важно помнить, что о покаянии мы не говорим в случае, если что-то произошло по независящим от человека причинам – тогда человеку не в чем раскаиваться.

       • Советы. Совет может быть полезен в том только случае, когда советующий делится знаниями и навыками. Тогда, совет – это передача опыта, открытый диалог, обмен информацией, консультация. В нем участвуют двое равных, две личности.
       Но есть области жизни, в которых недопустимо давать советы. А именно:
чувства другого человека («Вам должно нравиться…», «зачем Вы из-за этого огорчаетесь», «Вы не должны чувствовать вину, отчаяние, Вы должны быть уверенным», «не бойтесь, надо быть смелым»);
его желания и потребности («Почему Вы не хотите? Надо себя заставить!», «Зачем вам это? Это никому не нужные глупости! Лучше бы попросили вот это…», «Ну, сколько можно есть/спать/отдыхать?!»);
его поступки («Здесь Вам необходимо сделать… нужно сказать… а это не делайте ни в коем случае!»; «я бы на Вашем месте сделал бы…»; «нормальный/умный человек здесь бы…»); его мысли («Я не понимаю, как Вы можете так думать! Это же очевидно!»);
его отношения («надо Вам с ним помириться, ведь он так переживает за Вас»; «ну что Вы на него сердитесь, наверняка он не хотел Вас обидеть»; «Зачем Вы с ней дружите? Она плохо на Вас влияет»).
В скобках приведены примеры высказываний, которые грубо нарушают границы личности человека. Наши чувства, желания и потребности, мысли, поступки и отношения лежат в зоне нашей ответственности, и никто, даже движимый самыми благими намерениями, не имеет право сюда вмешиваться.
       Советуя, что и как делать, как думать и чувствовать, мы приучаем человека жить «чужим умом» и можем сделать его зависимым от нас так, что он не сможет без нашего руководства и шагу ступить самостоятельно. Вспоминается шутка, от которой не столько смешно, сколько грустно: Мама, выглядывая из окна на улицу, кричит: «Сынок! Пора домой!» - «Что, мама, я уже проголодался?» - «Нет, сынок, ты уже замерз!».
       Почему же мы так любим давать советы и влезать в чужую жизнь, в чужую душу? Объяснение простое: давая советы, мы пытаемся самоутвердиться за счет другого человека, забывая при этом, что все ответы, на все свои личные вопросы, каждый человек носит внутри себя. Только сам человек знает, что и почему он чувствует; когда, что и сколько он хочет; какой поступок именно для него, именно в этой ситуации будет правильным; как к кому относиться и что по всем этим поводам ему думать. Он может ошибаться, но это будут его ошибки, его опыт, на котором он будет учиться самостоятельности и ответственности. Думая, чувствуя, желая, делая все за другого, мы мешаем развитию его личности. Единственное, чем мы можем здесь помочь, создать условия, в которых человек научится лучше себя слышать и понимать, доверять себе, а не чужому мнению, принимать решения по совести, а не по принуждению, делать то, что ему полезно, а не то, что принято (например, в его компании, где принимают наркотики). Но, чтобы научиться создавать такие условия, нам самим требуется обучение, а также рекомендации священнослужителей или более опытных психологов.

       • Запугивание. Запугивание часто применяет «доморощенная» педагогика. Мама, уговаривая малыша скорее заснуть, пугает его волками и Бабой-ягой, а потом обращается к детским психологам, потому что ребенок боится спать без света. Горе-педагог запугивает своего ученика неудачами, неуспехом, а то и наказанием, чтобы добиться от него лучших результатов, но с «эффективностью» таких принудительных мер мы знакомы еще со школьной скамьи. Запугивание того, кто находится в сложной ситуации в целях добиться от него изменения «неправильного» (с точки зрения психолога) образа жизни или поведения - нанесение ему дополнительных психологических травм, а это жестоко по отношению к страдающему, нуждающемуся в помощи человеку. Запугивание может привести к противоположному результату – к усугублению ситуации или к отчаянию и депрессии. Даже если психолог прав, и все его аргументы абсолютно справедливы, такая форма общения как запугивание сводит на нет все попытки наладить контакт. Ведь информация при запугивании используется для манипуляции другим без уважения к его свободе, не оставляя ему возможности выбирать («Если Вы будете продолжать в том же духе, то будет еще хуже!», «Одумайтесь, пока еще не поздно, последствия могут быть необратимыми!»). Обсуждая достоинства и недостатки тех или иных поступков, можно раскрыть перед человеком широкую палитру возможностей, рассмотреть все возможные варианты развития событий, подчеркнув при этом, что вы можете уважать любой его выбор, даже если вы с ним не согласны.

       • «Утешение». Утешение бывает разным. Опрометчиво утешать в форме обнадеживания, усугубления и обесценивания.
       Обнадеживание – утешение в форме обещания чуда: «Все будет хорошо!». Коварно давать надежду тогда, когда всем известно, что в реальной жизни «все» хорошо не бывает – в жизни всегда есть и радость, и боль. Обнадеживание – это обман. Зачем обманывать? Иногда бывает так отчаянно жаль человека, что психолог готов даже на ложь, только бы уменьшить его страдания. Ложь ради жалости – нет хуже западни. Возможно, что обнадежить захочется тогда, когда перед его болью психолог чувствует свою беспомощность. Если психолог не готов встретиться с отчаянием и страданием, если он только беспомощно жалеет и обнадеживает, значит, он профессионально и личностно не готов. Готовность – это умение устоять перед лицом страданий другого и в критической ситуации тоже. В такой ситуации поможет христианское отношение к кризису и страданию как к неприятному, но необходимому этапу развития личности. Когда человек проходит через кризис, у него появляется шанс узнать о себе и о жизни что-то очень важное, что раньше было недоступно его осознанию. Когда человек переживает переломный момент своей жизни, ему важно знать, что он не один, что, когда ему станет невмоготу, его поддержат, будут рядом, что хоть кому-то можно верить и доверять. Доверие же предполагает честные отношения, в которых обнадеживанию – вселению ложных надежд - нет места.
       Бывает утешение, которое еще больше усугубляет и без того непростую ситуацию: «А чего же Вы хотели? При Вашем образе жизни (с Вашим характером) и не такое может случиться»; «Жизнь вообще состоит из одних страданий, так что ни на что хорошее рассчитывать не приходится». Это резонерские, морализаторские наставления, в которых психолог выглядит как «пророк», как наставник, осуждающий и презирающий, не верящий ни в силу личности, ни в саму жизнь, данную Богом. Такие утешения усугубляют боль и отчаяние, а не помогают пережить горе.
       Обесценивание – это еще одна форма утешения, принятая в так называемом обиходе «здравого смысла»: «Подумаешь, это не самое страшное в жизни!»; «Перемелется, мука будет»; «Не стоит брать в голову»; «Бывает и хуже!» и т.п. Здесь - смысл страданий и болезни подвергается обесцениванию. Страдания человека умаляются, а его чувства порой высмеиваются, и, не находя поддержки и понимания, он остается со своей болью один на один. Обесценивание разрушает доверие между психологом и обратившимся к нему человеком.
       Главное, что отличает христианский психологический подход к человеку – это отношение к богоподобной личности как к наивысшей ценности.
       Как мы видим, грамотное оказание психологической помощи – это очень сложный процесс, который нельзя правильно осуществить без специальных знаний, опираясь только на «здравый смысл». Поэтому, прежде чем приступать к работе психолога необходимо пройти обучение, чтобы не причинить вреда людям, обратившимся в надежде получить помощь. Даже специалистам периодически нужно повышать свою квалификацию, углубляя свои знания в области психологии, что сделает их работу более эффективной.

       В 2009 году Благотворительным Фондом «Русское Православие» был учрежден первый в России Институт Христианской Психологии (ИХП), в котором можно получить постдипломное образование по специализации «Основы христианской психологии» и пройти курс повышения профессионального образования по специализации «Психология личности». В ИХП в каждой группе есть по одному бесплатному и по одному льготному месту, на которые на конкурсной основе принимаются слушатели, имеющие целевое направление от прихода на обучение христианской психологии.
       Пройдя обучение по программе переподготовки или повышения профессиональной квалификации, слушатели смогут использовать в своей работе знания и методы, базирующиеся на духовной традиции Православия.

©Ректор Института Христианской Психологии
священник Андрей Лоргус,

© Руководитель психологического центра «Собеседник»
психолог-консультант Ольга Красникова