(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Размышления про детский сад.

Размышления про детский сад.

Личность важнее букв.

Сразу скажу, что у меня нет категорически отрицательного отношения к детскому саду. Но дальше следует несколько «но», о которых хотелось бы предупредить родителей. 

Если говорить об идеальной ситуации, то лучшее место для развития ребенка до 4,5-5 лет – это все-таки семья. В раннем возрасте закладываются основы личности ребенка, его характера, формируется базовое доверие миру, развивается способность устанавливать стабильные близкие эмоциональные связи с другими людьми. Если ребенку не обеспечить необходимого для развития определенного «прожиточного минимума», то ему будет очень сложно жить, строить отношения, реализовывать свой личностный потенциал. Именно в семье, рядом с мамой и папой, рядом с родными и близкими, ребенок чувствует себя наиболее защищенным, ценным, любимым, он более активен и открыт миру. Слишком рано «оторванному» от семьи ребенку придется научиться выживать и адаптироваться, но эти навыки в какой-то момент могут помешать полноценному развитию его личности. 

Часто в качестве аргумента в защиту яслей и младших групп детского сада приводят потребность детей в социализации. При этом забывают (или просто не знают), что личностная социализация ребенка в раннем детстве происходит в общении со взрослым, а не с другими детьми. Наблюдая за взрослым, ребенок старается подражать ему, перенимает особенности поведения, привычки, слова, способы выстраивания взаимоотношений, эмоциональные реакции на те или иные ситуации. Вы хотите, чтобы ваш ребенок был похож на няню или воспитательницу детского сада? 

Еще один аспект, который нельзя оставить без внимания: в раннем возрасте ребенок нуждается в постоянном объяснении (проговаривании) того, что с ним происходит – ведь он учится чувствовать и понимать себя. Лучший помощник в этом трудном деле, конечно, мама – она, как никто другой, замечает малейшие изменения в настроении и поведении своего ребенка и может подсказать решение, которое подходит именно этому ребенку, ведь она ориентируется на его индивидуальность и очень хорошо знает его особенности. У воспитателя в детском саду нет таких возможностей, он учит ребенка общим правилам и нормам, не имея времени и сил разбираться в тонкостях и нюансах потребностей и переживаний кого-то в отдельности. Поэтому, становясь взрослыми, многие хорошо знают, как «надо», но совершенно не разбираются в своих «хочу и могу», легко ответят, как «правильно», но теряются, если их спросят «а как вы считаете?», «что вы чувствуете?». В детском саду этому не учили… А ведь без глубокого знания себя, без понимания своих возможностей и ограничений, без умения замечать и контролировать свои эмоциональные реакции, человеку сложно не только в общении с другими, но и с самим собой. 

В детском саду сразу наступает «коллективизация», есть некое общее (среднее), на которое все ориентируются. Маленький человек еще себя не знает, а ему уже нужно знакомиться с Машей и Васей. Да еще надо осваивать и соблюдать новые правила, режим, чтобы стать «как все нормальные дети», а на самом деле, чтобы воспитателю было проще с ним управляться. Ребенку очень сложно в голове уместить разные правила – у мамы с папой одна система ценностей, одни порядки, а в детсаду другие. И некоторые дети, так как они больше времени проводят в детском саду, чем дома, начинают «строить» и «воспитывать» родителей, устанавливая дома детсадовские правила, чтобы самим каждый раз не перестраиваться, ведь это им сложно. 

Развитие личности важнее развития учебных навыков. Иногда детей отдают в детский сад, чтобы их там подготовили к школе. Но есть дети совершенно «не садовские» – например, с ослабленной нервной системой. Ради того чтобы ребенка в саду научили читать и считать, не стоит травмировать его личность. Ребенок должен личностно созреть. «Не садовские» могут потом, кстати, спокойно идти в школу и нормально учиться. Чем старше ребенок, тем он сильнее в психологическом и эмоциональном плане. И можно пожертвовать какими-то учебными навыками - это он потом догонит, ради того, чтобы сохранилась его личностная целостность. 

Особенно сложно ребенок привыкает к детскому саду в период кризиса 3-х лет. Этот возраст достаточно тяжелый, и многие дети, а также родители и педагоги испытали это на себе. Упрямство, беспричинные перемены настроения, истерики «на пустом месте» - желания ребенка не совпадают с его возможностями, да еще и взрослые начинают предъявлять более жесткие требования, добавляя при этом «ты же уже большой, ты должен понимать» (хотя он еще маленький и пока ничего не должен). В этот кризисный период ребенок особенно нуждается в принятии и эмоциональной поддержке родителей. Но у мамы закончился «отпуск по уходу за ребенком», и малыша «отдают» в детский сад. Со свойственным всем детям эгоцентризмом он может решить, что это случилось, потому что он плохо себя вел… Вывод: чтобы тебя никуда не «отдали», надо быть хорошим-«удобным», а не быть собой. Важно, чтобы ребенок чувствовал, что в детсад его ведут не потому, что он капризничает, мешает маме работать или заниматься своими делами, и от него «избавляются», а потому, что в детском саду ему будет интересно, он будет играть с другими ребятами, там есть такие игрушки, которых нет дома, там есть замечательные занятия. А если он захочет домой, то его возьмут обратно. Детский сад не должен быть местом «отбывания наказания, без права на досрочное освобождение» или «ожидания, когда придет мама, и я снова смогу жить». 

Конечно, есть дети, для которых детский сад – это совершенно нормально. Признаки: у ребенка хорошее настроение, он с удовольствием рассказывает, чем он там занимался, рассказывает о воспитательнице, о друзьях. Утром, понятно, раннее вставание не все любят, и иногда надо прикладывать усилия, чтобы уговорить ребенка встать, но тем не менее обычные капризы, что неохота вставать, не переходят в протест против детского сада. Конечно, ребенку может что-то в детском саду не нравиться – в таких случаях нужно с ним разговаривать. Может быть, стоит на чем-то настоять. Но только не тогда, когда он в аффекте. Потому что в этот момент он нуждается в помощи родителей, в утешении и заботе. И еще на что следует обратить внимание: если ребенок вечером не рад приходу мамы или не хочет возвращаться домой – это серьезный повод задуматься. 

Если родители приняли решение не водить ребенка в детсад, важно понимать, что общение с другими детьми ему все равно необходимо. Значит, нужно обеспечить детскую площадку, гости, развивающие занятия. Тут есть правило -- чем младше ребенок, тем меньше должно быть детей, с которыми он будет вступать в контакт. Если ребенку 2 года, то ему стоит играть с одним-двумя детьми, не больше. В возрасте 4,5-5 лет наступает время ролевых игр. Здесь ребенку нужно несколько человек, чтобы распределить роли – ты папа, я мама, ты ребенок. Замечательно, когда вместе играют дети разного возраста – чего, кстати, нет в большинстве садиков. На фоне младших ребенок начинает чувствовать себя более старшим и успешным, а старшие дают ему перспективу, «куда» расти. Если он не видит в своем окружении детей на два-три года старше себя, он не очень понимает -- вот маленькие, вот сразу взрослые -- а между этим есть какие-то варианты?    

Правила успешной адаптации. 

Как отдавать в детсад правильно? Для начала нужно найти воспитательницу, которая любит детей. Это главное условие. Поискать, не полениться, потратить время, поговорить с родителями. Прийти маме утром без ребенка и посмотреть, как дети приходят к этой воспитательнице. Если они бегут к ней, обнимают, она им рада, и они тут же включаются в какую-то деятельность -- можно спокойно сюда ребенка отдавать. 

В этом выборе нельзя полагаться на «авось». У многих взрослых, с которыми я работаю как психолог, воспоминания, связанные с детским садом, просто чудовищные – как их унижали, позорили, оскорбляли. И никто не застрахован от того, что сейчас этого нет. 

Обязательно должен быть хороший контакт у родителя с воспитателем, чтобы была обратная связь. Возраст воспитателя при этом значения не имеет. Еще желательно, чтобы группа была не больше 12-15 человек (чем младше дети, тем меньше группа). 

После того как выбрали воспитательницу – договариваемся с заведующей и приходим вместе с ребенком в детский сад… гулять. Чтобы малыш на улице познакомился с ребятами, с воспитателем – а мама здесь же рядом сидит. У ребенка должен появиться интерес к тому, что же в этом садике происходит? Чувствуете разницу – мы приводим в незнакомое место и «бросаем» в надежде, что как-нибудь «сам выплывет», или мы постепенно даем время адаптироваться, подружиться и захотеть туда пойти? Не нужно ставить сроков. Может быть сначала ребенок вообще не захочет отходить от мамы – ничего страшного - можно поиграть рядышком. Главное убедиться, что мама никуда не уходит, мама здесь, и в любой момент мы можем пойти домой. Это очень важно. 

Погуляли, поиграли – ребенку захотелось внутрь. Он зашел, посмотрел – там игрушки, маленькие кроватки, все это необычно, интересно. Потом оказалось, например, что дети там сосиски с горошком едят – мою дочку в свое время это подкупило. Новая еда какая-то… Так потихонечку появляется интерес и желание пойти в садик. Всем нужно разное время на это. Кому-то месяц, кому-то три. Если ребенок не хочет, упирается – значит, еще не готов. 

Кто-то может сказать – и что, я должна столько времени и сил потратить на все это? Да, легче, конечно, сразу отдать. Но, понимаете, получается, что мы насилуем детей, потому что нам так проще. Проще не задумываться, не прикладывать никаких усилий, пусть дети сами разбираются. Но у детей еще нет достаточных собственных ресурсов, им тяжело, иногда невыносимо, а порой невозможно обойтись без помощи взрослых.    

Ломка. 

Самое опасное, что может произойти, если ребенка отдали в детский сад насильно, когда он еще не был психологически готов – это ломка социальной эмоциональной привязанности. Последствия этой психологической травмы остаются на всю жизнь. Ребенок рыдает каждый день, не хочет в садик, много болеет, цепляется за маму - а его все равно водят и ждут, что привыкнет… И вдруг в какой-то момент он неожиданно перестает плакать, иногда при этом уходит в себя, ничего о садике не рассказывает, может вообще перестать замечать, что мама за ним пришла. Родители и воспитатель радуются – привык, а у него на самом деле «сломалась» эмоциональная связь с мамой. Умение устанавливать теплые доверительные близкие отношения у него пострадало. Потому что если родной матери доверять нельзя, раз она его бросает, и сколько не ори, не приходит за ним, то как можно доверять кому-то еще… 

Некоторые взрослые люди, пережившие что-то подобное в детстве, сознательно или бессознательно выбирают одиночество – только бы не испытать больше никогда той боли и того ужаса от разлуки с любимым человеком.    

Не могу без мамы. 

Еще один вариант искажения эмоциональной привязанности – склонность к зависимым отношениям, в которых есть стремление слиться с другим и огромный страх его потерять. Вот некоторые симптомы этого искажения: ребенок все время держится за маму и ни на шаг не отходит; каждый раз впадает в истерику, когда она исчезает из поля его зрения; кусает, бьет, «наказывет» маму, когда она к нему возвращается; ревнует ее ко всем, особенно к другим детям; тяжело устанавливает новые отношения. Страх утраты отношений заставляет все время быть начеку, контролировать, манипулировать… Если с этим не начать разбираться вовремя, такой способ взаимодействия может закрепиться, а он мучителен как для ребенка, так и для того, кого он так сильно «любит». 

Отчего это происходит? Может быть, у мамы не было сил и времени на ребенка, потому что она была в депрессии или работой много занималась, или малыша в раннем возрасте к бабушке надолго отправляли – для маленького ребенка неделя без мамы – это уже очень много. Мама дала повод ребенку усомниться в ее любви к нему, он стал неуверен в их с мамой отношениях. Эмоциональная привязанность сохранилась, но доверие утрачено. Что тут делать? Для начала работать с детским психологом, чтобы восстановить это доверие. Конечно, все бывает. Мама может попасть в больницу или по каким-то причинам вынуждена уехать. Но нужно понимать, что в любом случае расставание с мамой для маленького ребенка -- это серьезная травма. И не стоит делать вид, что все в порядке и надеяться, что «само пройдет». Если ребенок ногу сломал -- мы же будем предпринимать какие-то меры. И мы понимаем, что он не будет завтра бегать. А здесь после разлуки «сломалась» – может, не до конца, но, тем не менее, надломилась, эмоциональная связь. Да, мы этого не видим - ногу-то видно, а здесь он «просто» капризничает, «просто» плачет, и мы это списываем на то, что ребенок «испортился» у бабушки. До полутора лет разлуки с мамой лучше совсем избегать, до трех лет расставание тоже достаточно болезненно. После трех лет, если не очень надолго – на неделю, на 5 дней – можно разлучиться, но все время находиться на связи… И быть готовым к тому, что ребенок все-таки это будет переживать, и ему потребуется время на адаптацию после разлуки. Родители часто отдают детям все самое дорогое… кроме своего времени и внимания. А время так быстро летит, дети так быстро растут, и им, в сущности так мало надо – чтобы их любили и были рядом мама и папа. 

Авторская версия главы из книги «Душа вашего ребенка. 40 вопросов родителей о детях» (составитель Марина Нефедова, 4-е изд. М.: Никея, 2016 г.)

http://nikeabooks.ru/books/nikea-semye/deti/dusha-vashego-rebenka-3-e-izd/